поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Материал
17 сентября 2012  распечатать

Светлана Галанинская

Человек играющий

Интервью с создателем сайта "Русская умная игрушка", педагогом, психологом и философом Ольгой Шлосс

Ассортимент интернет-магазина игрушек "RusToys" ("Русская умная игрушка") уникален, что неудивительно. Участники проекта заняты разработка национального стиля в деле игрушечного производства. Он завязан на культурную традицию, на архетипы. При этом речь вовсе не идет о матрешках с балалайками и прочей сувенирной снеди. О том, как идея возникла и дожила до сегодняшнего дня, рассказывает Ольга Шлосс, один из старожилов проекта, "ответственный сотрудник" (как она попросила себя представить).


– Ольга, кто придумал магазин, сайт и всю концепцию?

– Главным вдохновителем была, вероятно, моя родительская тревожность. Она, как известно, не способствует воспитанию. Нам чего-то не хватало в нас самих, но признаться в этом трудно – удобнее было считать, что чего-то не хватает нашим детям. Отсюда и наше неуемное желание создать свою концепцию аутентичной детской игрушки. Так мы решали наши внутренние проблемы, и вот что получилось.

– А кто – "мы"? Семья или компания единомышленников, энтузиастов?

– И то и другое. Начинали мы вдвоем с мужем. Тринадцать лет назад игрушечных магазинов в интернете было не больше десятка, и на нас сразу обратили внимание люди, которые искали то же самое.

– А именно?

– Посредника. Посредника в отношениях со своими детьми и своим детством. Они нашли нас сами, а впоследствии по иронии судьбы почти все оказались многодетными родителями. Хотя со многими мы даже не встречались оффлайне. Игрушка в качестве посредника прекрасно сработала во всех этих семьях. Взрослый – это тоже "человек играющий".

– На сайте вы их называете "ветеранами детства". Красиво звучит. Этот термин тоже вы придумали?

– О, нет. Это наши любимцы, французы Фетжен и Антилигюс. Их книгу "Руководство по выживанию родителей" мы активно цитировали, где только могли .Если верить авторам, мы все ветераны детства разной степени геройства.

– Ассортимент вашего магазина уникален. Не боитесь идти наперекор актуальным тенденциям? Или традиция тоже коммерчески оправдана?

– Коммерчески традиция не слишком оправдана, дело в другом. В советское время шутили, что образование нужно, чтобы иметь возможность заниматься собственным увлечением за государственный счет. В целом это справедливо в любом случае, даже когда речь не идет о государстве. Наш проект позволяет прокормиться от занятий по интересам. Спрос на наши игрушки стабильный.

– А мода на "развивающие игры" не отнимает рынок? Некоторые мамы даже хвастаются, что обычных, "неразвивающих" игрушек – например, плюшевых мишек или пупсов у – них дома нет.

– Что касается "развивающих игр", мне само это слово не внушает доверия. Поскольку все игрушки в той или иной степени развивающие. Ребенок не развиваться не может, даже если окружающие думают иначе. Понятие "умная игрушка" нам тоже уже не близко. В свое время оно оказалось, конечно, в струе. И мы даже корпоративную сказку написали на эту тему, начав с однажды купленного в магазине Умного Яйца. Только вот магазинов умных игрушек в Москве до сих пор с десяток, и их число не думает расти.

– У вас много игрушек из натуральных материалов: дерева, глины, ткани?

– Да. Деревянная кукольная мебель и посуда, целая галерея разномастных избушек и храмов, печь с ухватом, колодец, сани и повозки, запряженные лошадьми... А еще очень много книг, дисками и товаров для детского творчества.

– А ваши любимые артикулы?

– Конструктор "Малыш", увы, давно снятый с производства.

Костромская фабрика отказалась от него в пользу цветочных горшков и поддонов. У нас есть фото около сотни поделок из этого конструктора. А также томские "Плашки" (такие разноцветные дощечки, из которых можно построить, что угодно – от кукольной мебели до избушки). В "Энциклопедии конструкторов" Татьяны Жегловой, чьей почитательницей я являюсь, проиллюстрированы возможности этого весьма простого конструктора. И еще книги издательства "Карапуз" про Зайку. Моя подруга как-то написала мне: "Спасибо, что познакомила нас с таким хорошим человеком – Зайкой!". Так что игры – это, можно сказать, вторая жизнь.

– Не боитесь, что "продвинутые" родители сочтут все это не нужным для их "компьютеризированного" ребенка, а торговые сети не станут браться за реализацию?

– Ну что ж, родительский путь тернист. Не всем нужна игрушка как посредник в отношениях с собственным ребенком и с ребенком внутри себя. Мне она помогала, но мой рецепт не универсален. Что касается торговых сетей, то они и не берутся за распространение, а мы не предлагаем. Им ведь нужны регулярные объемы. А у нас игрушки – это народный промысел. Он предполагает ручное изготовление – то, что раньше называлось кустарщиной. То есть нерегулярное, небезупречное и в малых количествах.

– Многие ваши игрушки сделаны в русской глубинке. Их просто невозможно купить в магазине. Дети играют тем, чем играют, потому что ничего другого им просто не дают в руки. Не лишили ли их настоящего выбора?

– Дети всегда ограничены родительским выбором. Лояльность к интересам близких взрослых – условие их выживания. Зато никто не может ограничить их способность представлять подобранную на улице палку мечом, веслом или ружьем.

– Почему же родители выбирает порой монстров, скелетонов, людей-пауков?

– Мне иногда кажется, что игрушки нужны родителям, чтобы порадовать собственного внутреннего ребенка. Игрушка – символическое отражение реальности, в том числе внутрипсихической. На этом построена современная песочная терапия, и такие кабинеты, коль скоро они берутся иметь делом со всеми спектрами душевных проявлений, не могут позволить себе держать в своем арсенале только добрые и умные игрушки. Неприятные, уродливые игрушки – часть нашей индивидуальной тени и темная сторона современной культуры. И наоборот: если игрушки – про жизнь и про ее приятие, то они и про любовь. Про ту любовь, которая не завидует, не раздражается, не сравнивает, не ищет своего. Ту, до которой я, честно говоря, еще не доросла. Мой внутренний ребенок, хочу надеяться, только "прокладывает путь к будущему преображению личности". Я недавно заказывала одежду по интернет-каталогу, там отзывов много больше, чем у нас на сайте. Во взрослые игрушки инвестируется гораздо больше и энергии, и денег, чем в детские.

– Всегда? Или это как-то зависит от общественной погоды?

– Изучая этот вопрос, мы заметили такую закономерность: игрушки активно покупают во времена стабильные и относительно спокойные. Любое волнение, природный или политический катаклизм, будь то цунами в Индонезии, теракт 11 сентября в США, землетрясение в Японии, – значительно охлаждает интерес к игрушкам. Это понятно. В тревожные моменты родители заботятся о собственном восстановлении чуть больше, чем обычно; балуют себя. Неважно, осознают они эту тревогу или нет. В такие времена уж точно не до игрушек. Это вполне согласуется с законом иерархии, описанным Б. Хеллингером: "Кто пришел в систему раньше, имеют преимущество".

В том числе преимущество в ресурсах, коль скоро они сами источник их воспроизводства.

– Почему сегодня дети быстро взрослеют, минуя подростковый возраст, а взрослые порой инфантильны (феномен "возрастной диффузии" – говорят социологи)? В чем разница между детскостью и инфантилизмом взрослых людей?

– Не рискну ответить. Но я помню суровых советских дедушек, одинаково не склонных ни к играм, ни к рефлексии. Их атрофированная чувственность и перегруженность чувством социальной ответственности делали их более взрослыми только для поверхностного наблюдателя. Что, может, и неплохо: ребенка в себе тоже нужно любить.

СМ.ТАКЖЕ

авторы:

Светлана Галанинская

ИЕРАРХИЯ
НОВОСТИ

07.11.2017

Революция и традиция
Встреча с Александром Щипковым

20.10.2017

Руководитель Юридической службы Московского Патриархата выступила на заседании Комитета Госдумы по развитию гражданского общества

Ковчег с башмачком святителя Спиридона Тримифунтского принесен в Исаакиевский собор Санкт-Петербурга

Представители Русской Церкви приняли участие в конференции по теме теологического образования

Шойгу передал патриарху Сербскому икону для храма святого Саввы в Белграде

В ДТП под Псковом погибла настоятельница Творожковского Свято-Троицкого монастыря игумения Анна (Ткач)

В Московской духовной академии состоялась презентация учебных пособий для бакалавриата духовных школ Русской Православной Церкви

Состоялось очередное заседание комиссии Межсоборного присутствия по вопросам общественной жизни, культуры, науки и информации

/ все новости /
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

20.10.2017

РИА Новости:
Антон Скрипунов
"Устроиться в РПЦ – идеальный вариант": прибыльно ли быть теологом

Официальный сайт Московского Патриархата:
Митрополит Волоколамский Иларион: Всякая попытка Церкви войти в пространство молодежной субкультуры заслуживает поддержки и признания

19.10.2017

Четыре пера:
Аркадий Минаков
Воронежский историк Аркадий Минаков: "Русская ирредента – одна из ключевых идей современного российского консерватизма"

Богослов.Ru:
В работе Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви максимально учитывается опыт предсоборной работы Русской Церкви начала ХХ века

Независимая газета:
Ольга Позняк
Наследники Реформации в зеркале социологии
В год 500-летия выступления Лютера представлены исследования современного протестантизма

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты