Rambler's Top100

RELIGARE («РЕЛИГИЯ и СМИ») , religare.ru
постоянный URL текста: http://www.religare.ru/2_85673.html


29 апреля 2011

Любовь Балакирева

Благодатный огонь. От Яффских ворот до Ленинского проспекта

Впечатлениями о поездке за Благодатным огнем делится Владимир Свинарёв, руководитель Аппарата Совета Федерации ФС РФ


– Владимир Валентинович, что побудило Вас отправиться на Страстной неделе на Святую Землю за Благодатным огнем?

Владимир Свинарёв и Сергей Миронов на Пасху в храме Покрова Пресвятой Богородицы при РДКБ. Москва 24.04.2011

Я поехал в Иерусалим по внутреннему зову души, сердца и всех моих помыслов. Мы, живые люди, размышляя о смысле жизни, ищем понимания своей сущности. Человеку недостаточно просто "быть", ему необходимо понимать зачем "быть". Наша связь с Богом, духовные поиски, желание ощутить присутствие Божие – и явилось мотивацией моего паломничества. Все это подвигло меня к тому, чтобы побывать Святой Земле в особый день – день схождения Благодатного Огня в Страстную Субботу. Этот день особый и для нашей Церкви, и для всех христиан.

– С кем Вы отправились в эту поездку?

– Это была достаточно представительная делегация. В нее входили члены Фонда Андрея Первозванного, попечительский совет которого возглавляет Владимир Якунин. С нами летел также президент Фонда, сенатор – Сергей Щеблыгин. В составе делегации были известные политики и члены правительства, например, первый заместитель председателя Совета Федерации Александр Торшин, министр информации Игорь Щеголев, депутаты Государственной Думы, сенаторы, известные бизнесмены.

– Каковы первые впечатления от поездки?

– Каждый паломник, попадая в Храм Гроба Господня в Страстную Субботу, проходит, я бы так сказал, испытание ожиданием. Благодать Божья дается нам через испытания, через трудности, которые мы должны преодолеть. В данном случае это были физические испытания: необходимо было достаточно продолжительное время томиться в ожидании своей очереди, своего захода, чтобы попасть в сам храм. В это время скапливается огромное количество паломников и храм переполнен людьми. Все стоят как "сельди в бочке", там нет свободы маневра, ежеминутно ты физически с кем-то соприкасаешься. Но если в метро в "час пик" это раздражает, то здесь возникает невероятное чувство единения верующих.

– Какие чувства вы испытали там, у Гроба Господня, когда ожидали появление Огня в толпе верующих?

– Это особое ощущение и особое переживание. Каждый, кто там находился, как-то по-особенному переживал эти минуты. Все чувства были особенно обострены. Это проявлялось в поведении, в эмоциях. Люди совершенно по-иному себя ведут там, как-то по-особенному.

Когда Патриарх заходит в Кувуклю, в Храме гаснет свет. Воздух как будто повисает. Все замолкают, в Храме стоит гробовая тишина. И начинается ожидания чуда. Томительная тишина. Иногда проносился общий вздох – есть Огонь! А потом общий выдох – когда огонь не появляется. И опять томительное ожидание. Кто-то начинать шептать молитву – про себя – а получается вслух.

– У вас были мысли, что Благодатный Огонь не появится?

– Самое ощутимое испытание, через которое прошел каждый из нас – это испытание ожиданием чуда: будет – не будет. Ожидание чуда повергает народ в священный трепет. Вначале – душевный, затем – телесный, трепет плоти, когда все реально ощущают дрожь. Она физически ощутима. Всё это создает общий энергетический фон в этом пространстве, не просто в мыслях, он висит в воздухе, кажется, что сам воздух наполняется материей, которая начинает над всеми балансировать.

Каждый, я уверен, испытал подобные чувства. Каждый молился в этот момент. Я тоже мысленно обращался к Богу и просил Его о той благодати, которая дала нам возможность еще раз увериться в самом Его незримом здесь присутствии. Просить Его благословения.

– Как верующие узнают, что чудо совершилось – Благодатный Огонь есть?

– Звучит удар колокола, он извещает, что Огонь есть, что благодать Божия с нами. Он пока еще не виден тем, кто стоит дальше от Кувукли. Процесс достаточно хорошо организован. Для каждой делегации строго отведенное место. Место нашей делегации традиционно находится недалеко от Кувукли, и я увидел огонь, когда распахнулись створы Кувукли.

– Как раздают Огонь верующим?

- Возле Кувукли дежурят представители арабских христиан, арабской христианской молодежи, они первыми видят и первыми получают Огонь. И после этого Иерусалимский патриарх Феофил выходит к народу из Кувукли. Начинается феерия огня. Это такая радость, которую вряд ли можно увидеть где-то в другом месте и так близко. Начинается всеобщее ликование. Наши обывательские представления о ликовании не идут ни в какое сравнение с тем, что мы увидели в Храме Воскресения Христова. На лицах людей – счастье, неподдельная радость, неподдельный восторг, неподдельное восхищение. Все начинают обниматься и поздравлять друг друга с праздником. Это эффект какого-то всеобщего счастья.

– Нельзя не задать традиционный вопрос – действительно ли Огонь, полученный из рук патриарха Иерусалимского, не обжигает?

– Я подтверждаю, что в первые минуты Благодатный Огонь отличается от обычного огня. Это совсем другой огонь, это совсем другое пламя, иная форма пламени, суть и природа его совсем другая. Когда Огонь передают в храм Кувукли, прислуживающие в храме по лучам-коридорам начинают разбегаться с зажженными свечами, бегут, чтобы от них зажигали свечи. У всех в руках иерусалимские свечи – это пучок из 33 свечей, который загорается при малейшем касании к Огню. Не проходит и 30 секунд – и весь храм – в огне. Это сплошное зарево, сплошное пламя, которое закрывает весь народ. Каждый стремится огонь получить и в руках подержать. И при этом никогда, ни одного случая пожара, ни одного случая получения ожогов. При таком скоплении народа обязательно кто-то подпалит себе или соседу волосы. Так вот там не чувствовалось запаха горелых волос. При этом мужчины, кто носит бороду, я сам видел, проводят огнем вокруг лица, "умываются огнем". Весь храм как в огненном шаре. При этом ни пожаров, ни ожогов, ни горелой человеческой плоти нет. Когда мы говорим, что огонь неопалимый, это и есть истинное выражение тех физических свойств огня в тот момент. Потом он начинает терять свою особую сущность.

– Как технически вы смогли осуществить свою миссию – привезти Огонь в Москву?

– Миссия, которая возлагалась на Фонд Андрея Первозванного – привезти Благодатный Огонь и вручить его патриарху Кириллу. У меня была своя миссия – я должен был привезти огонь Председателю Совета Федераций Сергею Миронову, который находился на Пасхальном богослужении в Российской детской клинической больнице. По условиям договоренности с авиаперевозчиком мы должны были обеспечить безопасность при перевозке огня. Мы пользовались специальными лампами, которые обеспечивают изолированность огня при перемещении. Масло в лампах было обычное, лампадное, которое мы привезли с собой из Москвы.

Мы вышли из Храма с зажженными свечами и зажгли свои походные лампады. По московскому времени было около четырех часов. Минут сорок мы выбирались из города, потому что на улицах было большое скопление народа. Мы вышли через Яффские ворота к Русской Духовной Миссии, там у нас была точка сбора, и, дождавшись всех наших паломников, на автобусах отправились в аэропорт. Мы вылетели специальным рейсом в Москву.

– Вы прилетели в Шереметьево и помчались в РДКБ...

– Домовый храм Покрова Божией Матери в РДКБ на Ленинском проспекте располагается внутри больничного корпуса. Когда я приехал, все уже ожидали крестного хода, я передал Благодатный Огонь Сергею Михайловичу Миронову. Священник вынес Благодатный огонь через Царские врата и раздал верующим, начался крестный ход. Дети были счастливы. Это и на меня произвело впечатление. И для них, и для их родителей это очень важно: получить Благодатный Огонь из самого Иерусалима от Гроба Господня. Я видел этих детишек, их близких, родных, видел, что они очень ждали этот огонь как символ веры в высшую защиту и поддержку в тяжелой для них ситуации.

Материал подготовила Любовь Балакирева.

РЕКЛАМА