поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Мониторинг СМИ
16 февраля 2009  распечатать

А.Р. Фокин: "Нельзя разделять единую святоотеческую традицию на восточную и западную"

Источник: Богослов. ру

Со старшим научным сотрудником ИФ РАН, кандидатом философских наук Фокиным Алексеем Руслановичем, исследователем западного богословия, встретился корреспондент портала "Богослов.Ru" иеромонах Адриан (Пашин). В беседе рассматривается структура Института, основные изучаемые в нем направления, спектр научных интересов сотрудников; поднимаются такие вопросы, как значение западного богословия для Православия, контингент аспирантов Института и др.

Иеромонах Адриан (Пашин): Мы находимся в стенах Института философии Российской академии наук. Вы, Алексей Русланович, работаете в Секторе философии религии этого Института. Каков интерес этого уважаемого академического института к религиозной проблематике?

Алексей Русланович Фокин: Во многих секторах нашего Института занимаются религиозной тематикой. Здесь изучают и исламскую философию, и буддизм, и индуизм. А христианской философией занимаются, в основном, в нашем Секторе философии религии: заведующий сектором Владимир Кириллович Шохин, сотрудники – Петр Борисович Михайлов и ваш покорный слуга.

Еще есть Сектор философских проблем истории науки, где работает Валерий Валентинович Петров, который занимается византийской философией, в частности изучением наследия преподобного Максима Исповедника, и недавно защитил посвященную ему докторскую диссертацию. В том же Секторе работают Андрей Владимирович Серегин, который занимается, в частности Оригеном, и Галина Владимировна Вдовина, круг научных интересов которой чрезвычайно широк: например, она занимается так называемой второй схоластикой.

В Секторе истории западной философии, который возглавляет Нелли Васильевна Мотрошилова, работает ряд известных ученых: Александр Арнольдович Столяров, Виолетта Павловна Гайденко и Ольга Викторовна Голова. Они занимаются западной средневековой и раннехристианской философией.

В Секторе истории русской философии, который возглавляет Михаил Николаевич Громов, естественно, большой интерес к религиозной русской философии.

Что касается теологии, то ей занимается только наш Сектор. У нас существуют три направления. Первое – философия религии. Это теоретическая дисциплина, изучающая основы любой религии (вера в Бога, в Его существование, Его атрибуты, доказательства Его праведности, теодицея и т. д.). Это направление возглавляет заведующий нашим Сектором доктор философских наук, профессор Владимир Кириллович Шохин.

Второе направление – это теология. В основном, это раннехристианская теология. Ей занимается П.Б. Михайлов и я. Иногда подключается наш, так сказать, внештатный сотрудник, Сергей Сергеевич Пименов, который занимается современной теологией – трудами П. Тиллиха и других современных западных теологов.

Третье направление в Секторе – религиоведение. В этом направлении работает Евгений Геннадьевич Балагушкин.

Кроме того, у нас ведется постоянный диалог между Институтом философии и Синодальной богословской комиссией под председательством митрополита Минского и Слуцкого Филарета. Регулярно проводятся ежегодные философско-богословские семинары, в которых представлены доклады и со стороны богословской комиссии, и со стороны нашего Института.

Семинары посвящаются разным темам. Была тема "Зло и теодицея", был семинар, посвященный различным наукам о богословии. В прошлом году была тема человеческой свободы в философском и богословском дискурсах. Тогда, кстати, делал небольшой доклад на эту преподаватель МДА игумен Дионисий (Шленов). Семинар в этом году перенесли на более поздние сроки из-за выборов Патриарха.

В целом, обстановка у нас здесь дружелюбная. Часто бывают представители Церкви, в том числе и митрополит Филарет. Многие специалисты занимаются христианской тематикой или смежными с христианством философскими проблемами.

Иером. Адриан: Вы сами специализируетесь на западных отцах Церкви. Насколько для нас, для русских православных людей и русских православных богословов, которые ведут свою традицию скорее от восточных отцов, важны отцы западные?

А.Р. Фокин: Во-первых, хочу отметить, что Церковь существовала много веков неразделенная, и поэтому традиция Древней Церкви неделима, нельзя эту традицию разделить на западную и восточную. Конечно, постепенно накапливались какие-то особенности и в догматике, и в богослужении и т.д. Но все-таки до святителя Фотия и более позднего периода я бы не стал говорить о том, что были две разные традиции и что их надо изучать раздельно. Все-таки гораздо больше общего, чем различий. Даже сами отцы Церкви не делили друг друга на восточных и западных. Они цитировали святителей Киприана Карфагенского, Августина Ипонийского, Иеронима Стридонского, Льва Великого точно так же, как святителей Афанасия Великого, Василия Великого, Григория Богослова и так далее. Нельзя разделять древнюю традицию на две.

Во-вторых, западные отцы Церкви, будем так говорить, и западное богословие интересны нам тем, что оно менее изучено по сравнению с восточным. Не хватает переводов, не хватает исследований. До революции эта работа только началась. В Киевской духовной академии переводы западных отцов с большими лакунами довели до блаженного Иеронима Стридонского. Но далее уже ни святитель Иларий Пиктавийский, ни святитель Амвросий Медиоланский, ни блаженный Августин систематически не переводились, а более поздние отцы тем более. Были отдельные исследования монографического характера, но их было очень мало по сравнению с тем, что было сделано в области греческих отцов. Поэтому я и занимаюсь западными отцами, ведь они у нас мало изучены. Просто хотелось постепенно заполнить тот пробел, который существует, насколько это в моих силах. И задумка трехтомного издания "Латинской патрологии" именно в этом.

Кроме того, я участвовал и участвую в различных переводах западных отцов. Так, на Крутицком подворье под моей редакцией вышло два тома творений блаженного Августина. В первый том вошли трактаты по различным вопросам, а во второй – поздние антипелагианские сочинения. Сейчас я готовлю третий том, куда войдут малые догматические труды, посвященные вере, Символу веры и отдельным догматическим вопросам.

Нам, и специалистам, и простым христианам, важно изучать отцов Церкви, в том числе западных, поскольку это святые и многоопытные в духовной жизни люди. Каждый верующий может найти у них что-то полезное. Я считаю, что это во всех отношениях дело полезное и для науки, и для практической жизни.

Иером. Адриан: Для западного богословия блаженный Августин является самой крупной величиной. Но именно в его учении есть истоки католической триадологии с учением о Filioque, а его антипелагианская полемика явилась предтечей кальвинистского учения о жестком предопределении одних людей ко спасению, а других – к вечной погибели. В этой связи все-таки, может быть, нам стоит с опасением относиться к западным отцам?

А.Р. Фокин: Безусловно, нужна некая доля здравомыслия и осторожности и даже, может быть, и опасения при изучении западной традиции. Там уже начиная с середины IV века, с Мария Викторина и блаженного Августина, мы находим серьезные методологические и догматические различия с восточными отцами. С другой стороны, западная традиция осознала крайности августинизма, в частности это касается его учения о предопределении, и от них избавилась. В V-VI и в Средние века на Западе в вопросе о благодати и предопределении преобладает уже умеренный августинизм.

Здесь необходимо изучать параллельно и восточных и западных авторов и соизмерять западную догматику с восточной. Если мы берем аскетику и мистику, то тут фактически никаких различий нет. А в догматике – да. Тут необходимо с оглядкой на нашу православную традицию их изучать. Для этого нужны какие-то руководства. Вот в первом томе "Латинской патрологии" я как раз и попытался показать какие-то контуры расхождений в той или иной степени у западных авторов и приводить восточные параллели.

Для доникейской эпохи неправомыслие было сплошь и рядом и на Востоке, и на Западе. Например, у Оригена можно найти все, что угодно. Итак, при изучении отцов, в частности западных, необходимо за основу брать догматику Православной Церкви и с этой точки зрения рассматривать их учение. Я это озвучил в предисловии к первому тому "Латинской патрологии", и буду придерживаться этой позиции и дальше. Чтобы было какое-то руководство в виде православного догматического богословия и чтобы не было абсолютизации западных отцов и противопоставления их восточным отцам.

Согласен, что к западным отцам и учителям Церкви, особенно поздним, необходимо относиться с определенной долей осторожности. Но это касается все-таки больше догматических вопросов. Что же касается аскетики и мистики, то даже блаженный Августин с его учением о предопределении ничем не отличается от современных ему и позднейших восточных авторов. То есть во внутренней духовной жизни гораздо меньше различий, как мне кажется, чем в догматике.

Иером. Адриан: Когда же на Западе начался отход именно в мистике и в аскетике вплоть до хорошо известных искажений в духовной жизни?

А.Р. Фокин: Когда это возникает? Наверное, на Западе уже в Средние века стали заметны такие искажения в духовной жизни. Но в святоотеческий период ничего подобного я не встречал. Мистика того же блаженного Августина, преподобного Иоанна Кассиана, который вообще большую часть жизни провел на Востоке, папы Григория Великого, который был сильным мистиком, ничем не отличается от восточной. Единственное, что я нашел, это трактовка нетварного света как Божественной сущности, или природы, а не как энергии. Но опять же это именно догматическое осознание опыта видения этого нетварного света. Но все они и другие мистики описывают видение этого света. И никаких чувственных увлечений, чувственных видений, типа распятия Христа и медитаций над ним, конечно же, тогда еще не было. Это начинает появляться в Средние века, но только в Новое время мистика Запада кардинально отличается от мистики восточной, может быть, начиная с Фомы Кемпийского, Игнатия Лойолы, с женских мистиков. Я этой проблематикой всерьез не занимался и мало что могу сказать более подробно. Но, во всяком случае, такие искажения духовной жизни не распространяются на древнюю западную святоотеческую традицию.

Почему это появляется, какие там факторы, я не знаю. Но здесь много спекуляций на эту тему в нашей богословской и околобогословской литературе. Уж слишком сильно хотят противопоставить нас и Запад, забывая, что "Невидимая брань" имеет западный прообраз. То есть влияние западной мистики на восточную было всегда.

Поэтому в мистике и в аскетике в Древней Церкви я вижу полное единство. Тем более если говорить об аскетике чисто практической. Монастыри святителя Василия Великого, палестинские монастыри, Леринский и Бенедектинский монастыри, в общем-то, были построены на одних и тех же принципах и имели много общего.

Иером. Адриан: А западный юридизм, который выродился в некие юридические схемы в той же догматике, был ли у древних западных отцов?

А.Р. Фокин: Да, часто можно читать и слышать о западной ментальности, о западном юридическом типе мышления, об отличии его от восточного философского типа мышления. Отчасти это имеет какие-то основания. Даже у ранних отцов (и в первом томе "Латинской патрологии" я попытался это показать) отношение человека с Богом, как зачастую и в Ветхом Завете, рассматриваются юридически. Так, Тертуллиан говорит, что если человек согрешает, то он обязан принести публичное покаяние, понести епитимью и творить милостыню, чтобы искупить свой грех. Тогда он приносит Богу удовлетворение, и Бог обязан его простить. Подобную точку зрения можно встретить и у святителя Киприана Карфагенского. Но это все у ранних отцов не распространялось на общую теорию искупления. Нет этих уже более поздних идей Ансельма Кентерберийского об оскорблении Бога, о необходимости удовлетворения и так далее. Такого еще не было. И у ранних и у более поздних отцов IV-V веков эти юридические моменты все-таки серьезно в догматику не проникают. Опытные индивидуалки Казани позволят тебе делать с ними всё что тебе вздумается. Они безотказны!

Еще один пример юридизма: это учение о Церкви и о папской власти. Оно начинает формироваться с середины IV века, у пап Дамаса и Сириция, а затем – у пап Иннокентия I и Целестина, и особенно у святых пап Льва и Григория Великих. В этом вопросе, безусловно, проявляется тенденция юридического мышления. В отличие от соборной природы церковной власти, они пытались выстроить властную вертикаль, где есть один видимый глава Церкви, которому должны подчиняться остальные епископы. В другие вопросы догматики, как это мне представляется, юридизм не проникает.

Классическая "юридическая теория искупления" Ансельма Кентерберийского возникает лишь в конце XI – начале XII века. А у ранних западных, так же как и у восточных отцов, в общей сотериологии, наряду с теорией искупления, была и теория "выкупа пленных" и обмана диавола, и учение о примирении с Богом через Посредника, и теория "рекапитуляции", и учение об обожении, которое, кстати сказать, не является собственно восточным "изобретением". Если не вспоминать об учении святителя Иринея Лионского, то часто цитируемые слова святителя Афанасия Великого: "Сын Божий вочеловечился, чтобы мы обожились" – в том или ином варианте мы находим и у Тертуллиана, и у святителя Киприана Карфагенского, и у Новациана, и у блаженного Августина. С другой стороны, те же юридические образы искупления мы можем найти и на Востоке, например, у святителя Афанасия Великого. Однако хотя эта традиция была общая, но была на Западе и какая-то юридическая тенденция. И она постепенно нарастала, а в Средние века достигла своего апогея. То есть доля справедливости в том, что юридизм присущ западным отцам, есть, но нельзя это возводить в абсолют, что все у них на одном юридизме построено, тем более если мы говорим о ранней традиции. Она была именно общей, ее нельзя разделять на восточную и западную.

Иером. Адриан: В Институте философии, как и в любом академическом институте, учатся аспиранты. Из каких вузов они к вам поступают?

А.Р. Фокин: Откуда угодно: и из Москвы, и из самой далекой провинции.

Иером. Адриан: А из православных вузов?

А.Р. Фокин: Я сам и Петр Михайлов поступали в аспирантуру из Российского Православного университета св. Иоанна Богослова. Еще есть аспиранты из Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Из Московской духовной академии и семинарии еще не было, потому что для поступления в аспирантуру требуется диплом государственного образца.

Иером. Адриан: Много ли в Институте философии защищается диссертаций по религиозной тематике?

А.Р. Фокин: Очень много. Сейчас фактически каждая вторая диссертация посвящена религиозной тематике. Конечно, не только христианству или святоотеческой тематике, но и иудаизму: недавно защищались по Каббале, по исламу, много по русской религиозной философии, недавно по онтологии Владимира Соловьева, по святым Отцам (как я уже говорил), не так давно прошла защита по преподобному Максиму Исповеднику. Сейчас аспирантка нашего Сектора – Мария Сенчукова – будет защищать диссертацию, посвященную экклезиологии протопресвитера Николая Афанасьева.

У нас есть несколько Диссертационных советов. Наиболее часто по религиозной тематике защиты проходят в двух советах: по истории философии и по религиоведению. В первом бывают защиты историко-философского характера, в том числе и по святым отцам, по их философско-богословскому учению. Я сам там защищался в свое время по Марию Викторину. А есть еще совет по религиоведению, философской антропологии, эстетике и еще нескольким смежным специальностям, в том числе и по теологии. Там как раз и будет защищаться диссертация по экклезиологии отца Николая Афанасьева. Сейчас я исполняю должность ученого секретаря этого совета.

Иером. Адриан: И степень каких наук присуждается?

А.Р. Фокин: Степень кандидата или доктора философских наук. Пока степени по теологии нет. Если и появится такой Диссертационный совет, то, думаю, сначала в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете и в Духовной академии. Ведь в Совете должно быть человек двадцать докторов наук по этой специальности. Сейчас их здесь нет, поэтому в ближайшей перспективе такой Совет невозможен. Собственно, в этом и нет острой необходимости. Ведь сама тематика защищаемых у нас диссертаций зачастую определенно религиозная. Там, конечно, должны быть учтены определенные философские требования, соблюдены формальности. Но для дальнейших научных занятий и преподавания как в светских, так и в духовных вузах такой защиты на степень кандидата философских наук вполне достаточно.

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

12.12.2018

Подвиг российских католических новомучеников вспоминали на конференции в Петербурге

В РПЦ призывают администрацию Трампа в корне изменить подход к оценке религиозных свобод

В Русской Церкви призвали патриарха Варфоломея отменить собор на Украине

Архиереям Донбасса вернули возможность пересекать линию разграничения

Украинский суд подтвердил незаконность отказа Минюста регистрировать уставы УПЦ

Состоялось заседание Объединенного диссертационного совета по теологии

Состоялась встреча ректора Московской духовной академии и директора Института мировой литературы РАН

11.12.2018

О чём говорил Щипков (62)
Релиз 62-го выпуска программы "ЩИПКОВ" на ТК "СПАС"

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

11.12.2018

Аргументы недели:
Аркадий Минаков
Столетие Солженицына

09.12.2018

Православие.RU:
Протоиерей Владимир Вигилянский
Протоиерей Владимир Вигилянский: "Я бы никогда не стал разговаривать с тележурналистом Владимиром Познером"

07.12.2018

Санкт-Петербургские ведомости:
Сергей Рукшин
Не реформировать ли реформы

16.11.2018

Официальный сайт Московского Патриархата:
Митрополит Волоколамский Иларион
Митрополит Волоколамский Иларион: Действия Патриарха Варфоломея не излечивают раскол, а углубляют его

10.11.2018

Русская народная линия:
Андрей Сошенко
Русская Идея в отражении XXII Всемирного Русского Народного Собора

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты