поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Мониторинг СМИ
11 ноября 2008  распечатать

Осетия и Абхазия: свобода без Церкви

Источник: Нескучный сад

В результате августовского конфликта на Кавказе Южная Осетия и Абхазия провозгласили свою независимость от Грузии, а Россия и еще несколько стран эту независимость признали. Однако такой исход войны не только не решил, но и усугубил церковную проблему в двух новых государствах.

В ночь с 7 на 8 августа грузинские войска начали массированный артиллерийский обстрел столицы Южной Осетии Цхинвали и прилегающих районов. Через несколько часов последовал штурм города силами грузинской бронетехники и пехоты в рамках "операции по восстановлению конституционного порядка в Цхинвальском регионе". Поводом для атаки, по заявлениям грузинской стороны, послужило нарушение режима прекращения огня со стороны Южной Осетии, которая, в свою очередь, утверждает, что первой огонь открыла Грузия. 8 августа к конфликту на стороне Южной Осетии официально присоединилась Россия, она, в свою очередь, назвала свои действия "операцией по принуждению грузинской стороны к миру". На следующий день в войну вступила Абхазия, которая, как и Южная Осетия, де-факто уже 15 лет отделилась от Грузии. Уже 13 августа грузинские войска были вытеснены из Кодорского ущелья на границе Южной Осетии и Грузии, а 16 августа был подписан план мирного урегулирования конфликта, который предусматривает отвод российских и грузинских войск на позиции, которые они занимали до 8 августа. Для Абхазии и Южной Осетии это решение означает окончательный разрыв с Грузией: ведь, следуя воле новопризнанных государств и соображениям собственной безопасности, Россия не только оставляет там свои войска, но и, скорее всего, создаст там крупные военные базы – – с предложением об этом президент Южной Осетии Эдуард Кокойты выступил уже через две недели после окончания войны, 26 августа.

Итак, война окончена, шаткий политический баланс установлен, хотя и нарушается терактами – – 3 октября взрыв в Цхинвали унес жизни семерых российских миротворцев, еще семеро были ранены. Однако в регионе остается совершенно невыясненным один из главных вопросов – – религиозный. И Грузия, и Южная Осетия, и Абхазия являются традиционно православными странами. Исторические события складывались на протяжении веков таким образом, что и Южная Осетия, и Абхазия находятся на канонической территории Грузии. При этом налицо активное нежелание жить вместе.

Осетины категорически настаивают: Южная Осетия всегда входила в племенной союз горцев Кавказа и никогда не входила в состав какого-либо грузинского государства. Грузинские историки утверждают, что Южная Осетия располагается в исторических регионах Грузии Имерети, Картли и Рача и поэтому является неотъемлемой частью Грузии. Так или иначе, но в 1774 году Осетия, еще не разделенная на Северную и Южную, вошла в состав Российской империи. В XIХ веке Осетинский округ входил в состав Тифлисской губернии, но де-юре был независим от Грузии. Окончательно в состав Грузии Южная Осетия вошла в 1922 году, когда в регионе победила советская власть (Северная же Осетия с 1921 года входила в Горскую АССР, а после 1924-го стала автономной областью). В годы советской власти внутренние противоречия росли: грузинская сторона стремилась подчинить Южную Осетию (так, в 1989 году было введено обязательное делопроизводство на грузинском языке), а Южная Осетия – – освободиться от Грузии (в том же году Верховный совет Юго-Осетинской автономной области безуспешно требовал от Грузинской ССР поднять статус до автономной республики). Тогда же, в 1989 году, в Южной Осетии начались вооруженные столкновения, жертвами которых стали десятки людей, а количество оставшихся без крова исчислялось тысячами. В 1992-м в автономной области прошел референдум по вопросам независимости и вхождения в состав России. "За" проголосовали 98% осетин.

епископ Никозский и Цхинвальский Исайя

Епископ Никозский и Цхинвальский Исайя

Что касается церковной ситуации в Южной Осетии, то де-юре это Никозская и Цхинвальская епархия Грузинской Православной Церкви. Де-факто – – вследствие конфликтов последних 20 лет и резких антигрузинских настроений большая часть грузинского духовенства была вынуждена покинуть Южную Осетию. При этом Грузинский Патриархат не готов смириться с самостоятельностью Южной Осетии. "Мы никогда не признаем самостоятельность исконного района Грузии, – – сказал нашему журналу епископ Никозский и Цхинвальский Исайя. – – Церковная ситуация складывается таким образом, что сейчас население осталось совсем без духовного окормления, но виноваты в этом не мы – – я, кстати, никуда не уезжал и нахожусь в окрестностях Цхинвали, – – а осетинские сепаратисты и Россия".

В условиях воцарившейся церковно-административной пустоты на место канонической Церкви приходят самозванцы и раскольники. Еще в 1992 году часть духовенства Южной Осетии перешла под юрисдикцию Русской Православной Церкви за границей. Но в 2001-м, когда из-за начавшегося сближения с Матерью-Церковью в РПЦЗ произошел раскол, часть духовенства, возглавляемого игуменом Георгием (Пухатэ), перешла из РПЦЗ в не признанную Вселенским Православием Старостильную Церковь Греции, отколовшуюся в свое время от Элладского Патриархата. В итоге сегодня православные Южной Осетии имеют два варианта: идти к раскольникам или оставаться без церковной жизни.

Похожая ситуация сложилась и в Абхазии. Так же как и Южная Осети, Абхазия в 1920-е годы была насильно присоединена советской властью к Грузии. В конце 1980-х – – начале 1990-х годов начались активные центробежные процессы, приведшие в 1992-1993 годах к войне, сотням жертв и тысячам беженцев. Из Абхазии были изгнаны грузинские священники, а других никто не прислал: ведь Абхазия – – это тоже епархия Грузинского Патриархата.

С идеей присоединения к РПЦ в августе выступил целый ряд деятелей Абхазской и Осетинской церквей. В результате этот вопрос обсуждался 6 октября на заседании Священного Синода, и было решено отказать. Потому что, как ранее заявлял зампред отдела внешних церковных связей Московского патриархата Всеволод Чаплин, подобные решения должны приниматься не в зависимости от политической обстановки, а путем диалога между двумя каноническими Церквями.

Слишком больно

Абхазское и южноосетинское духовенство уверено: решить проблему церковного вакуума в регионе можно только одним путем – – поставив архиереев, которые смогли бы рукополагать священников. Но кто будет поставлять архиереев? С точки зрения Грузинского Патриархата они и так есть. Диакон Федор КОТРЕЛЕВ записал мнения сторон и пришел к выводу, что до урегулирования ситуации еще далеко.

Южная Осетия. Игумен ГЕОРГИЙ (Бестаев), настоятель московского храма Введения во Храм Пресвятой Богородицы на Кулишках (Аланское подворье):

- – Неужели ненависть между осетинами и грузинами непреодолима?

- – Наши беды стали особенно невыносимыми в 1989 году, когда Гамсахурдиа пришел к власти. Многих осетин выгнали из их домов, многих убили. Одна моя прихожанка рассказывает: она жила в грузинском селе в Осетии и славилась на все село своими пирогами, которыми она охотно угощала соседей. Когда Гамсахурдиа пришел к власти, к ним пришли и сказали: убирайтесь. Они побежали за помощью к соседям-грузинам, а те им в ответ: ваше время, когда вы угощали нас пирогами с сыром, прошло, а теперь убирайтесь отсюда!

- – Как вы видите решение церковной проблемы в Южной Осетии? Ведь это каноническая территория Грузинской Церкви?

- – Нет, это не так, и так никогда не было! Вспомните, когда грузинский царь обратился за помощью к России в конце XVIII века, тогда и Грузинская Церковь вошла в состав Русской. А как только пришла советская власть, грузины первым же делом откололись от Русской Церкви! Это было неканонично! Осетия всегда тянулась к России. Но беда в том, что там никогда не рукополагали осетинских священников, только грузинских. Естественно, когда ушли грузины, духовенства вообще не осталось, кроме раскольников и самозванцев. Что делать теперь? Уверен, что нужно организовать Владикавказскую и Цхинвальскую епархию, разделив Ставропольскую и Владикавсказскую надвое. И поставить епископом новой епархии не русского, не украинца, а осетина, который бы разбирался в ситуации. Только этими мерами удастся восстановить нормальную церковную жизнь в Южной Осетии!

Абхазия. Иеромонах ДОРОФЕЙ (Дбар), в 2001-2006 годы – – настоятель Команского монастыря, ректор Ново-Афонского духовного училища. В настоящий момент пишет диссертацию по истории Абхазской Церкви на богословском факультете университета в Салониках:

- – Какова церковная ситуация в Абхазии?

- – У нас есть два монастыря: Ново-Афонский и Команский. Из известных нам 150 храмов сейчас в Абхазии функционируют только десять, и то большинство из них – – в городах. Деревни давно лишены духовного окормления. А ведь большинство населения в Абхазии проживают в деревнях. У нас всего 15 священников, и все они рукоположены в разное время, в разных епархиях и в разных церквях: в Русской, Грузинской, Украинской.

Команскйи монастырь

С 1992-1993 годов, когда мы воевали с Грузией, Сухумо-Абхазская епархия де-факто существует без архиерея. Титулярный архиерей у нас, конечно, есть, но находится он не в Абхазии, а в Тбилиси, хотя и представляет епархию на международных встречах, не имея, впрочем, на это никакого права. Что касается рядового грузинского духовенства, то оно дискредитировало себя участием в войне 90-х годов и не пользуется у нас никаким доверием. Итак, де-факто епархией руководит в должности председателя епархиального совета священник Виссарион (Аплиа), а с Грузинской Церковью мы не имеем никаких отношений, в том числе и не состоим в каноническом общении, поскольку не совершаем совместных литургий. И грузинская сторона, уверен, никогда не пойдет на диалог с нами.

- – Каким может быть путь к урегулированию конфликта?

- – Надо учесть, что в Абхазии когда-то существовала своя собственная автокефальная Церковь во главе с епископом, позже католикосом, кафедра которого располагалась в Пицунде. Абхазская Церковь просуществовала с XIV века до 1795 года. Так что главным путем нормализации церковной ситуации мы видим создание в Абхазии самостоятельной епархии. Причем в составе Русской Православной Церкви. Других путей у нас нет. Целью такого шага должна быть даже не автокефалия Абхазской Церкви (хотя в отдаленной перспективе и это возможно), а рукоположение достаточного количества священников-абхазов. Но даже если бы у руководства Русской Церкви было огромное желание принять нас, сделать это было бы очень сложно. Здесь нужно подходить очень осторожно, очень взвешенно. Русская Церковь не может просто так взять и объявить свою епархию на чужой территории. Сейчас это невозможно! Но пока этого не будет сделано, рост Церкви в Абхазии будет нулевым или отрицательным. Без единой и сильной церковной власти в Абхазии набирают силу различные церковные маргиналы и сомнительные личности, изгнанные из монастырей и приходов России: борцы с ИНН и паспортами, запрещенные священники, расстриженные монахи.

Грузия. Руководитель пресс-службы Грузинской Православной Церкви Давид ШАРАШЕНИДЗЕ:

- – Что нужно делать для того, чтобы урегулировать эту сложную церковную ситуацию?

- – Обычно конфликты разрешаются за столом переговоров. Однако в настоящий момент переговоров относительно этих районов Грузии не идет. Южная Осетия и Абхазия – – это исконные части Грузии, чего тут обсуждать? Мы надеемся, что конфликт, приведший к агрессии против Грузии и оккупации части нашей страны, будет рано или поздно урегулирован. Да, в этих регионах сейчас нет грузинских священников и люди остались без духовного окормления. Но если со стороны Русской Церкви последуют какие-то самочинные действия, связанные с организацией на территории Грузии религиозной деятельности, это будет расценено нашей Церковью как грубейшее нарушение канонов.

Россия. Архиепископ Ставропольский и Владикавказский ФЕОФАН.

- – Мы должны осушить слезы людей, залечить раны, нанесенные им войной, а дальше – – как Бог даст, – – сказал владыка нашему корреспонденту. В своем интервью телеканалу "Вести" архиепископ допустил возможность переговоров с Грузинской Церковью и подчеркнул: – – Ни в коем случае мы не должны допускать акты насилия или какого-то недоверия к гражданам грузинской национальности, живущим на территории самой Грузии или же рядом с нами, в Москве или в другом регионе. Мы не должны переносить на них то, что случилось по воле неразумных политиков. В первую очередь у нас есть очень хорошее духовное оружие – – молитва о мире, которую совершаем и мы, Русская Православная Церковь, и Грузинская Православная Церковь.

Протоиерей Феодор КРЕЧЕТОВ, настоятель московского храма св. вмч. Георгия в Грузинах:

- – Необходимо разрушить образ врага, сложившийся у конфликтующих сторон. Как это сделать? Различными доброжелательными действиями, причем на уровне и священноначалия, и простых клириков и мирян. Надо отказаться от резких заявлений, в которых есть все, кроме любви, и которые звучат сейчас с обеих сторон. Надо простить друг друга, но кто-то должен начать этот процесс первым. И ведь такие примеры есть! На прошлую Пасху два русских священника из Оренбургской епархии написали образ великомученика Георгия и отвезли в Зугдидскую епархию в дар. К сожалению, это пока единичный случай. А таких бы действий побольше, да с обеих сторон! То, что произошло в Южной Осетии, – – свидетельство оскудения христианского духа, а конфликт можно вылечить только любовью.


Недавно прошли переговоры между представителями Русской и Грузинской Православных Церквей. Об этом и об актуальном состоянии церковного окормления нашему колумнисту Ивану СЕМЕНОВУ в эфире программы "Вести-24" рассказал Высокопреосвященный КИРИЛЛ, митрополит Смоленский и Калининградский, председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата.

– Здравствуйте, Владыка.

– Здравствуйте.

– Делегация Грузинской Церкви встречала вместе с русскими иерархиями мощи святого великомученика Димитрия Солунского в Москве. После этого их принимал Святейший Патриарх Алексий. Проходили переговоры. О чем шла речь на них, и какова главная цель этого визита?

– Сам по себе визит имеет, конечно, очень большое значение. Это первая встреча иерархов Грузинской и Русской Православной Церкви после августовских событий, когда пролилась кровь. А мы знаем, что ничто так не разделяет народы, как кровь. Она может разделить на долгие столетия. Поскольку грузинский и русский народы – православные народы, и поскольку наши Церкви несут особую ответственность, в том числе, и за отношения между этими народами, было принято решение даже в момент военных действий сохранять диалог с Грузинской Церковью, а после прекращения этих действий начать реальный разговор о том, как обе Церкви могут помочь изменить ситуацию к лучшему и преодолеть последствия войны.

– Удалось ли сохранить в полной мере мир в межцерковных отношениях Русской и Грузинской Церкви после этих событий?

– Я думаю, что у Русской и у Грузинской Церкви различное понимание того, что произошло. В первую очередь это обусловлено тем, что, к сожалению, информационное освещение событий, в первую очередь Грузией, было, как известно, очень и очень выборочным, и поэтому наши грузинские братья не имели той объективной информации, которой обладали люди в других странах, в том числе и в России. Поэтому я думаю, что сформировались разные точки зрения на то, что происходило. Но при этом разном понимании событий, Церкви остались в братских отношениях, мы продолжаем служить вместе, молиться вместе. И сам факт сослужения Святейшему Патриарху в момент встречи мощей святого Димитрия Солунского явился таким важным сигналом, что все в литургическом плане сохраняется, Церкви продолжают оставаться вместе. Человеческие разномыслия, различные политические комментарии на исторические, если хотите, события действительно не могут разделить Церкви, а значит, не могут разделить и народы. Вот почему нужно всеми силами сохранять миротворческий потенциал Русской Церкви и Грузинской Церкви для того, чтобы несмотря на то, что произошло, работать на восстановление братских отношений между двумя православными народами.

– Как бы вы охарактеризовали сложившуюся сейчас церковно-каноническую ситуацию на территории Южной Осетии и Абхазии?

– Как очень сложную. С одной стороны, и Абхазия и Южная Осетия являются частью канонической территории Грузинской Православной Церкви, и каждая Православная Церковь должна уважать каноны, если она желает сохранить, в том числе, и свое собственное единство. Но с другой стороны, очевиден иной факт. Грузинское духовенство по известным причинам сейчас не может быть в Абхазии и в Осетии, не может осуществлять свою пасторскую деятельность, и тогда возникает вопрос, кто будет вести народ духовно, кто будет совершать Таинства, крестить детей, причащать, исповедовать, венчать, отпевать. Это же ведь проблемы каждодневной жизни. И вот здесь возникает серьезный вопрос – как нам сочетать с одной стороны уважение к каноническому порядку, а с другой стороны удовлетворение реальных пасторских потребностей абхазского и южноосетинского народа. И одна из задач, которые сегодня стоят перед этим диалогом между нашими Церквами, и заключается в том, чтобы найти какую-то временную переходную модель, которая бы обеспечила с одной стороны и решение пасторских задач, и с другой стороны не привело бы к осложнению отношений между Грузинской Церковью и Русской Церковью.

– Очевидно, что такая схема не может быть найдена, если кто-то не пойдет на компромисс. Если грузинские архиереи смогут рукополагать абхазских и осетинских ставленников, это будет одна возможность компромисса. Если грузинские архиереи позволят в каком-то виде присутствие Русской Православной Церкви на территории этих республик, это будет другой компромисс. Как вам кажется, сейчас кто больше и к какому компромиссу склоняется?

– Я бы не стал сейчас входить в эти детали, потому что и то, и другое, и третье как бы на повестке дня наших переговоров. Кроме того, существует уже некая модель в Абхазии. Ведь долгие годы, начиная с первой войны между абхазами и грузинами на берегах Черного моря, грузинское духовенство потеряло возможность находиться в Абхазии и руководить духовной жизнью.

– А тем не менее Ново-Афонский монастырь существует?

– Он существует, и поэтому какая-то модель де-факто уже существует. Очень важно, чтобы такого рода переходные проекты осуществлялись таким образом, чтобы это не осложняло отношений между двумя Церквами и чтобы обе Церкви с пониманием относились к тому, что реальность такова, что строгого соблюдения канонического порядка в данном случае по отношению к этим территориям осуществить невозможно. Поэтому и нужен некий компромисс и нужна некая переходная модель. Вот об этом мы сейчас размышляем вместе.

Ново-Афонский моанстырь

Ново-Афонский моанстырь

– В Южной Осетии другая ситуация, там духовный вакуум привел к возникновению раскольничьей непризнанной так называемой Аланской епархии. Эта проблема как может быть решена?

– Знаете, это очень большая проблема. Нужно сказать, что это не просто раскольническая как бы епархия, а дело в том, что так называемое архиерейское рукоположение руководитель этой епархии получил от греческих старостильников, от так называемого Киприяновского синода. Вся деятельность этого синода в отношении России направлена на ослабление Русской Православной Церкви. И что же получается? С одной стороны русские солдаты пролили кровь за осетинский народ, за то, чтобы защитить Южную Осетию, а с другой стороны духовные лидеры этой страны находятся в юрисдикции раскольнической, которая главной своей целью ставит разрушение единства Русской Православной Церкви. Но так же не бывает. Поэтому первое, что необходимо сделать, это, конечно, решить вопрос с этой раскольнической юрисдикцией. Мы будем сейчас вести переговоры с представителями Южной Осетии. Я очень надеюсь, что эти переговоры будут успешными, особенно принимая во внимание действительно то, что произошло в наших двухсторонних отношениях, принимая во внимание ту великую жертву, которую принес сегодня наш народ для того, чтобы защитить осетин, живущих в Южной Осетии.

– Вчера (8 ноября) во время российско-итальянских межгосударственных консультаций президент Дмитрий Медведев упомянул о скорой окончательной передаче русского подворья в Бари русской церкви, России. Как вы можете оценить это событие?

– Мы надеемся, что это произойдет 19-го декабря, по крайней мере мы нацеливаемся на эту дату. В день памяти Святителя Чудотворца Николая я предполагаю быть в этот день в Бари, очень надеюсь, что смогу быть участником вот этого акта передачи. Но, к сожалению, еще остаются некоторые вопросы не решенными. Поэтому сейчас и представители нашей дипломатии и представители нашей Церкви активно работают для того, чтобы именно 19-го декабря произошло это событие.

– Спасибо вам большое за это интервью.

– Благодарю вас.

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

21.02.2019

В Великобритании открывается представительство Императорского православного палестинского общества

Архиереи Полтавской области призвали власти прекратить вмешательство в жизнь Церкви

С декабря 2018 года в Волынской епархии захвачено более 20 храмов Украинской Православной Церкви

Александро-Невская лавра передаст картину XVII века на выставку в Эрмитаж

20.02.2019

Вышла в свет новая книга Александра Щипкова "Прямое высказывание"

За пять дней захвачены четыре храма Волынской епархии Украинской Православной Церкви

На место ДТП в Ростовской области и в больницы к пострадавшим прибыли священники Шахтинской епархии

Для решения украинского вопроса может потребоваться всеправославный собор – синод Кипрской Церкви

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

17.02.2019

Религия и право:
Роман Лункин
Роман Лункин: В Европе пересматриваются основные принципы свободы совести

15.02.2019

Независимая газета:
Василий Щипков
Путин и миф

09.02.2019

Новые известия:
Сергей Гаврилов: "Государство слишком отделилось от Церкви"

07.02.2019

ИА Новороссия:
Дмитрий Бабич
Настоящая церковь не создается государством

30.01.2019

Официальный сайт Московского Патриархата:
Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в Неделю 35-ю по Пятидесятнице в Храме Христа Спасителя г. Москвы

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты