поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Мониторинг СМИ
11 ноября 2008  распечатать

Осетия и Абхазия: свобода без Церкви

Источник: Нескучный сад

В результате августовского конфликта на Кавказе Южная Осетия и Абхазия провозгласили свою независимость от Грузии, а Россия и еще несколько стран эту независимость признали. Однако такой исход войны не только не решил, но и усугубил церковную проблему в двух новых государствах.

В ночь с 7 на 8 августа грузинские войска начали массированный артиллерийский обстрел столицы Южной Осетии Цхинвали и прилегающих районов. Через несколько часов последовал штурм города силами грузинской бронетехники и пехоты в рамках "операции по восстановлению конституционного порядка в Цхинвальском регионе". Поводом для атаки, по заявлениям грузинской стороны, послужило нарушение режима прекращения огня со стороны Южной Осетии, которая, в свою очередь, утверждает, что первой огонь открыла Грузия. 8 августа к конфликту на стороне Южной Осетии официально присоединилась Россия, она, в свою очередь, назвала свои действия "операцией по принуждению грузинской стороны к миру". На следующий день в войну вступила Абхазия, которая, как и Южная Осетия, де-факто уже 15 лет отделилась от Грузии. Уже 13 августа грузинские войска были вытеснены из Кодорского ущелья на границе Южной Осетии и Грузии, а 16 августа был подписан план мирного урегулирования конфликта, который предусматривает отвод российских и грузинских войск на позиции, которые они занимали до 8 августа. Для Абхазии и Южной Осетии это решение означает окончательный разрыв с Грузией: ведь, следуя воле новопризнанных государств и соображениям собственной безопасности, Россия не только оставляет там свои войска, но и, скорее всего, создаст там крупные военные базы – – с предложением об этом президент Южной Осетии Эдуард Кокойты выступил уже через две недели после окончания войны, 26 августа.

Итак, война окончена, шаткий политический баланс установлен, хотя и нарушается терактами – – 3 октября взрыв в Цхинвали унес жизни семерых российских миротворцев, еще семеро были ранены. Однако в регионе остается совершенно невыясненным один из главных вопросов – – религиозный. И Грузия, и Южная Осетия, и Абхазия являются традиционно православными странами. Исторические события складывались на протяжении веков таким образом, что и Южная Осетия, и Абхазия находятся на канонической территории Грузии. При этом налицо активное нежелание жить вместе.

Осетины категорически настаивают: Южная Осетия всегда входила в племенной союз горцев Кавказа и никогда не входила в состав какого-либо грузинского государства. Грузинские историки утверждают, что Южная Осетия располагается в исторических регионах Грузии Имерети, Картли и Рача и поэтому является неотъемлемой частью Грузии. Так или иначе, но в 1774 году Осетия, еще не разделенная на Северную и Южную, вошла в состав Российской империи. В XIХ веке Осетинский округ входил в состав Тифлисской губернии, но де-юре был независим от Грузии. Окончательно в состав Грузии Южная Осетия вошла в 1922 году, когда в регионе победила советская власть (Северная же Осетия с 1921 года входила в Горскую АССР, а после 1924-го стала автономной областью). В годы советской власти внутренние противоречия росли: грузинская сторона стремилась подчинить Южную Осетию (так, в 1989 году было введено обязательное делопроизводство на грузинском языке), а Южная Осетия – – освободиться от Грузии (в том же году Верховный совет Юго-Осетинской автономной области безуспешно требовал от Грузинской ССР поднять статус до автономной республики). Тогда же, в 1989 году, в Южной Осетии начались вооруженные столкновения, жертвами которых стали десятки людей, а количество оставшихся без крова исчислялось тысячами. В 1992-м в автономной области прошел референдум по вопросам независимости и вхождения в состав России. "За" проголосовали 98% осетин.

епископ Никозский и Цхинвальский Исайя

Епископ Никозский и Цхинвальский Исайя

Что касается церковной ситуации в Южной Осетии, то де-юре это Никозская и Цхинвальская епархия Грузинской Православной Церкви. Де-факто – – вследствие конфликтов последних 20 лет и резких антигрузинских настроений большая часть грузинского духовенства была вынуждена покинуть Южную Осетию. При этом Грузинский Патриархат не готов смириться с самостоятельностью Южной Осетии. "Мы никогда не признаем самостоятельность исконного района Грузии, – – сказал нашему журналу епископ Никозский и Цхинвальский Исайя. – – Церковная ситуация складывается таким образом, что сейчас население осталось совсем без духовного окормления, но виноваты в этом не мы – – я, кстати, никуда не уезжал и нахожусь в окрестностях Цхинвали, – – а осетинские сепаратисты и Россия".

В условиях воцарившейся церковно-административной пустоты на место канонической Церкви приходят самозванцы и раскольники. Еще в 1992 году часть духовенства Южной Осетии перешла под юрисдикцию Русской Православной Церкви за границей. Но в 2001-м, когда из-за начавшегося сближения с Матерью-Церковью в РПЦЗ произошел раскол, часть духовенства, возглавляемого игуменом Георгием (Пухатэ), перешла из РПЦЗ в не признанную Вселенским Православием Старостильную Церковь Греции, отколовшуюся в свое время от Элладского Патриархата. В итоге сегодня православные Южной Осетии имеют два варианта: идти к раскольникам или оставаться без церковной жизни.

Похожая ситуация сложилась и в Абхазии. Так же как и Южная Осети, Абхазия в 1920-е годы была насильно присоединена советской властью к Грузии. В конце 1980-х – – начале 1990-х годов начались активные центробежные процессы, приведшие в 1992-1993 годах к войне, сотням жертв и тысячам беженцев. Из Абхазии были изгнаны грузинские священники, а других никто не прислал: ведь Абхазия – – это тоже епархия Грузинского Патриархата.

С идеей присоединения к РПЦ в августе выступил целый ряд деятелей Абхазской и Осетинской церквей. В результате этот вопрос обсуждался 6 октября на заседании Священного Синода, и было решено отказать. Потому что, как ранее заявлял зампред отдела внешних церковных связей Московского патриархата Всеволод Чаплин, подобные решения должны приниматься не в зависимости от политической обстановки, а путем диалога между двумя каноническими Церквями.

Слишком больно

Абхазское и южноосетинское духовенство уверено: решить проблему церковного вакуума в регионе можно только одним путем – – поставив архиереев, которые смогли бы рукополагать священников. Но кто будет поставлять архиереев? С точки зрения Грузинского Патриархата они и так есть. Диакон Федор КОТРЕЛЕВ записал мнения сторон и пришел к выводу, что до урегулирования ситуации еще далеко.

Южная Осетия. Игумен ГЕОРГИЙ (Бестаев), настоятель московского храма Введения во Храм Пресвятой Богородицы на Кулишках (Аланское подворье):

- – Неужели ненависть между осетинами и грузинами непреодолима?

- – Наши беды стали особенно невыносимыми в 1989 году, когда Гамсахурдиа пришел к власти. Многих осетин выгнали из их домов, многих убили. Одна моя прихожанка рассказывает: она жила в грузинском селе в Осетии и славилась на все село своими пирогами, которыми она охотно угощала соседей. Когда Гамсахурдиа пришел к власти, к ним пришли и сказали: убирайтесь. Они побежали за помощью к соседям-грузинам, а те им в ответ: ваше время, когда вы угощали нас пирогами с сыром, прошло, а теперь убирайтесь отсюда!

- – Как вы видите решение церковной проблемы в Южной Осетии? Ведь это каноническая территория Грузинской Церкви?

- – Нет, это не так, и так никогда не было! Вспомните, когда грузинский царь обратился за помощью к России в конце XVIII века, тогда и Грузинская Церковь вошла в состав Русской. А как только пришла советская власть, грузины первым же делом откололись от Русской Церкви! Это было неканонично! Осетия всегда тянулась к России. Но беда в том, что там никогда не рукополагали осетинских священников, только грузинских. Естественно, когда ушли грузины, духовенства вообще не осталось, кроме раскольников и самозванцев. Что делать теперь? Уверен, что нужно организовать Владикавказскую и Цхинвальскую епархию, разделив Ставропольскую и Владикавсказскую надвое. И поставить епископом новой епархии не русского, не украинца, а осетина, который бы разбирался в ситуации. Только этими мерами удастся восстановить нормальную церковную жизнь в Южной Осетии!

Абхазия. Иеромонах ДОРОФЕЙ (Дбар), в 2001-2006 годы – – настоятель Команского монастыря, ректор Ново-Афонского духовного училища. В настоящий момент пишет диссертацию по истории Абхазской Церкви на богословском факультете университета в Салониках:

- – Какова церковная ситуация в Абхазии?

- – У нас есть два монастыря: Ново-Афонский и Команский. Из известных нам 150 храмов сейчас в Абхазии функционируют только десять, и то большинство из них – – в городах. Деревни давно лишены духовного окормления. А ведь большинство населения в Абхазии проживают в деревнях. У нас всего 15 священников, и все они рукоположены в разное время, в разных епархиях и в разных церквях: в Русской, Грузинской, Украинской.

Команскйи монастырь

С 1992-1993 годов, когда мы воевали с Грузией, Сухумо-Абхазская епархия де-факто существует без архиерея. Титулярный архиерей у нас, конечно, есть, но находится он не в Абхазии, а в Тбилиси, хотя и представляет епархию на международных встречах, не имея, впрочем, на это никакого права. Что касается рядового грузинского духовенства, то оно дискредитировало себя участием в войне 90-х годов и не пользуется у нас никаким доверием. Итак, де-факто епархией руководит в должности председателя епархиального совета священник Виссарион (Аплиа), а с Грузинской Церковью мы не имеем никаких отношений, в том числе и не состоим в каноническом общении, поскольку не совершаем совместных литургий. И грузинская сторона, уверен, никогда не пойдет на диалог с нами.

- – Каким может быть путь к урегулированию конфликта?

- – Надо учесть, что в Абхазии когда-то существовала своя собственная автокефальная Церковь во главе с епископом, позже католикосом, кафедра которого располагалась в Пицунде. Абхазская Церковь просуществовала с XIV века до 1795 года. Так что главным путем нормализации церковной ситуации мы видим создание в Абхазии самостоятельной епархии. Причем в составе Русской Православной Церкви. Других путей у нас нет. Целью такого шага должна быть даже не автокефалия Абхазской Церкви (хотя в отдаленной перспективе и это возможно), а рукоположение достаточного количества священников-абхазов. Но даже если бы у руководства Русской Церкви было огромное желание принять нас, сделать это было бы очень сложно. Здесь нужно подходить очень осторожно, очень взвешенно. Русская Церковь не может просто так взять и объявить свою епархию на чужой территории. Сейчас это невозможно! Но пока этого не будет сделано, рост Церкви в Абхазии будет нулевым или отрицательным. Без единой и сильной церковной власти в Абхазии набирают силу различные церковные маргиналы и сомнительные личности, изгнанные из монастырей и приходов России: борцы с ИНН и паспортами, запрещенные священники, расстриженные монахи.

Грузия. Руководитель пресс-службы Грузинской Православной Церкви Давид ШАРАШЕНИДЗЕ:

- – Что нужно делать для того, чтобы урегулировать эту сложную церковную ситуацию?

- – Обычно конфликты разрешаются за столом переговоров. Однако в настоящий момент переговоров относительно этих районов Грузии не идет. Южная Осетия и Абхазия – – это исконные части Грузии, чего тут обсуждать? Мы надеемся, что конфликт, приведший к агрессии против Грузии и оккупации части нашей страны, будет рано или поздно урегулирован. Да, в этих регионах сейчас нет грузинских священников и люди остались без духовного окормления. Но если со стороны Русской Церкви последуют какие-то самочинные действия, связанные с организацией на территории Грузии религиозной деятельности, это будет расценено нашей Церковью как грубейшее нарушение канонов.

Россия. Архиепископ Ставропольский и Владикавказский ФЕОФАН.

- – Мы должны осушить слезы людей, залечить раны, нанесенные им войной, а дальше – – как Бог даст, – – сказал владыка нашему корреспонденту. В своем интервью телеканалу "Вести" архиепископ допустил возможность переговоров с Грузинской Церковью и подчеркнул: – – Ни в коем случае мы не должны допускать акты насилия или какого-то недоверия к гражданам грузинской национальности, живущим на территории самой Грузии или же рядом с нами, в Москве или в другом регионе. Мы не должны переносить на них то, что случилось по воле неразумных политиков. В первую очередь у нас есть очень хорошее духовное оружие – – молитва о мире, которую совершаем и мы, Русская Православная Церковь, и Грузинская Православная Церковь.

Протоиерей Феодор КРЕЧЕТОВ, настоятель московского храма св. вмч. Георгия в Грузинах:

- – Необходимо разрушить образ врага, сложившийся у конфликтующих сторон. Как это сделать? Различными доброжелательными действиями, причем на уровне и священноначалия, и простых клириков и мирян. Надо отказаться от резких заявлений, в которых есть все, кроме любви, и которые звучат сейчас с обеих сторон. Надо простить друг друга, но кто-то должен начать этот процесс первым. И ведь такие примеры есть! На прошлую Пасху два русских священника из Оренбургской епархии написали образ великомученика Георгия и отвезли в Зугдидскую епархию в дар. К сожалению, это пока единичный случай. А таких бы действий побольше, да с обеих сторон! То, что произошло в Южной Осетии, – – свидетельство оскудения христианского духа, а конфликт можно вылечить только любовью.


Недавно прошли переговоры между представителями Русской и Грузинской Православных Церквей. Об этом и об актуальном состоянии церковного окормления нашему колумнисту Ивану СЕМЕНОВУ в эфире программы "Вести-24" рассказал Высокопреосвященный КИРИЛЛ, митрополит Смоленский и Калининградский, председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата.

– Здравствуйте, Владыка.

– Здравствуйте.

– Делегация Грузинской Церкви встречала вместе с русскими иерархиями мощи святого великомученика Димитрия Солунского в Москве. После этого их принимал Святейший Патриарх Алексий. Проходили переговоры. О чем шла речь на них, и какова главная цель этого визита?

– Сам по себе визит имеет, конечно, очень большое значение. Это первая встреча иерархов Грузинской и Русской Православной Церкви после августовских событий, когда пролилась кровь. А мы знаем, что ничто так не разделяет народы, как кровь. Она может разделить на долгие столетия. Поскольку грузинский и русский народы – православные народы, и поскольку наши Церкви несут особую ответственность, в том числе, и за отношения между этими народами, было принято решение даже в момент военных действий сохранять диалог с Грузинской Церковью, а после прекращения этих действий начать реальный разговор о том, как обе Церкви могут помочь изменить ситуацию к лучшему и преодолеть последствия войны.

– Удалось ли сохранить в полной мере мир в межцерковных отношениях Русской и Грузинской Церкви после этих событий?

– Я думаю, что у Русской и у Грузинской Церкви различное понимание того, что произошло. В первую очередь это обусловлено тем, что, к сожалению, информационное освещение событий, в первую очередь Грузией, было, как известно, очень и очень выборочным, и поэтому наши грузинские братья не имели той объективной информации, которой обладали люди в других странах, в том числе и в России. Поэтому я думаю, что сформировались разные точки зрения на то, что происходило. Но при этом разном понимании событий, Церкви остались в братских отношениях, мы продолжаем служить вместе, молиться вместе. И сам факт сослужения Святейшему Патриарху в момент встречи мощей святого Димитрия Солунского явился таким важным сигналом, что все в литургическом плане сохраняется, Церкви продолжают оставаться вместе. Человеческие разномыслия, различные политические комментарии на исторические, если хотите, события действительно не могут разделить Церкви, а значит, не могут разделить и народы. Вот почему нужно всеми силами сохранять миротворческий потенциал Русской Церкви и Грузинской Церкви для того, чтобы несмотря на то, что произошло, работать на восстановление братских отношений между двумя православными народами.

– Как бы вы охарактеризовали сложившуюся сейчас церковно-каноническую ситуацию на территории Южной Осетии и Абхазии?

– Как очень сложную. С одной стороны, и Абхазия и Южная Осетия являются частью канонической территории Грузинской Православной Церкви, и каждая Православная Церковь должна уважать каноны, если она желает сохранить, в том числе, и свое собственное единство. Но с другой стороны, очевиден иной факт. Грузинское духовенство по известным причинам сейчас не может быть в Абхазии и в Осетии, не может осуществлять свою пасторскую деятельность, и тогда возникает вопрос, кто будет вести народ духовно, кто будет совершать Таинства, крестить детей, причащать, исповедовать, венчать, отпевать. Это же ведь проблемы каждодневной жизни. И вот здесь возникает серьезный вопрос – как нам сочетать с одной стороны уважение к каноническому порядку, а с другой стороны удовлетворение реальных пасторских потребностей абхазского и южноосетинского народа. И одна из задач, которые сегодня стоят перед этим диалогом между нашими Церквами, и заключается в том, чтобы найти какую-то временную переходную модель, которая бы обеспечила с одной стороны и решение пасторских задач, и с другой стороны не привело бы к осложнению отношений между Грузинской Церковью и Русской Церковью.

– Очевидно, что такая схема не может быть найдена, если кто-то не пойдет на компромисс. Если грузинские архиереи смогут рукополагать абхазских и осетинских ставленников, это будет одна возможность компромисса. Если грузинские архиереи позволят в каком-то виде присутствие Русской Православной Церкви на территории этих республик, это будет другой компромисс. Как вам кажется, сейчас кто больше и к какому компромиссу склоняется?

– Я бы не стал сейчас входить в эти детали, потому что и то, и другое, и третье как бы на повестке дня наших переговоров. Кроме того, существует уже некая модель в Абхазии. Ведь долгие годы, начиная с первой войны между абхазами и грузинами на берегах Черного моря, грузинское духовенство потеряло возможность находиться в Абхазии и руководить духовной жизнью.

– А тем не менее Ново-Афонский монастырь существует?

– Он существует, и поэтому какая-то модель де-факто уже существует. Очень важно, чтобы такого рода переходные проекты осуществлялись таким образом, чтобы это не осложняло отношений между двумя Церквами и чтобы обе Церкви с пониманием относились к тому, что реальность такова, что строгого соблюдения канонического порядка в данном случае по отношению к этим территориям осуществить невозможно. Поэтому и нужен некий компромисс и нужна некая переходная модель. Вот об этом мы сейчас размышляем вместе.

Ново-Афонский моанстырь

Ново-Афонский моанстырь

– В Южной Осетии другая ситуация, там духовный вакуум привел к возникновению раскольничьей непризнанной так называемой Аланской епархии. Эта проблема как может быть решена?

– Знаете, это очень большая проблема. Нужно сказать, что это не просто раскольническая как бы епархия, а дело в том, что так называемое архиерейское рукоположение руководитель этой епархии получил от греческих старостильников, от так называемого Киприяновского синода. Вся деятельность этого синода в отношении России направлена на ослабление Русской Православной Церкви. И что же получается? С одной стороны русские солдаты пролили кровь за осетинский народ, за то, чтобы защитить Южную Осетию, а с другой стороны духовные лидеры этой страны находятся в юрисдикции раскольнической, которая главной своей целью ставит разрушение единства Русской Православной Церкви. Но так же не бывает. Поэтому первое, что необходимо сделать, это, конечно, решить вопрос с этой раскольнической юрисдикцией. Мы будем сейчас вести переговоры с представителями Южной Осетии. Я очень надеюсь, что эти переговоры будут успешными, особенно принимая во внимание действительно то, что произошло в наших двухсторонних отношениях, принимая во внимание ту великую жертву, которую принес сегодня наш народ для того, чтобы защитить осетин, живущих в Южной Осетии.

– Вчера (8 ноября) во время российско-итальянских межгосударственных консультаций президент Дмитрий Медведев упомянул о скорой окончательной передаче русского подворья в Бари русской церкви, России. Как вы можете оценить это событие?

– Мы надеемся, что это произойдет 19-го декабря, по крайней мере мы нацеливаемся на эту дату. В день памяти Святителя Чудотворца Николая я предполагаю быть в этот день в Бари, очень надеюсь, что смогу быть участником вот этого акта передачи. Но, к сожалению, еще остаются некоторые вопросы не решенными. Поэтому сейчас и представители нашей дипломатии и представители нашей Церкви активно работают для того, чтобы именно 19-го декабря произошло это событие.

– Спасибо вам большое за это интервью.

– Благодарю вас.

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

12.12.2018

Подвиг российских католических новомучеников вспоминали на конференции в Петербурге

В РПЦ призывают администрацию Трампа в корне изменить подход к оценке религиозных свобод

В Русской Церкви призвали патриарха Варфоломея отменить собор на Украине

Архиереям Донбасса вернули возможность пересекать линию разграничения

Украинский суд подтвердил незаконность отказа Минюста регистрировать уставы УПЦ

Состоялось заседание Объединенного диссертационного совета по теологии

Состоялась встреча ректора Московской духовной академии и директора Института мировой литературы РАН

11.12.2018

О чём говорил Щипков (62)
Релиз 62-го выпуска программы "ЩИПКОВ" на ТК "СПАС"

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

11.12.2018

Аргументы недели:
Аркадий Минаков
Столетие Солженицына

09.12.2018

Православие.RU:
Протоиерей Владимир Вигилянский
Протоиерей Владимир Вигилянский: "Я бы никогда не стал разговаривать с тележурналистом Владимиром Познером"

07.12.2018

Санкт-Петербургские ведомости:
Сергей Рукшин
Не реформировать ли реформы

16.11.2018

Официальный сайт Московского Патриархата:
Митрополит Волоколамский Иларион
Митрополит Волоколамский Иларион: Действия Патриарха Варфоломея не излечивают раскол, а углубляют его

10.11.2018

Русская народная линия:
Андрей Сошенко
Русская Идея в отражении XXII Всемирного Русского Народного Собора

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты