поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Мониторинг СМИ
14 января 2008  распечатать

Протоиерей Максим Козлов

Размышления по поводу интервью профессора А.И. Осипова, посвященного 1600-летию преставления святителя Иоанна Златоуста

Источник: Богослов

Предлагаем комментарий профессора МДА протоиерея Максима Козлова, посвященный обсуждению вопроса о действенности церковных таинств и в особенности таинства священства.


Как всегда, с большим вниманием и интересом прочитал я выступление Алексея Ильича Осипова. Не сомневаюсь, что для читателей сайта bogoslov.ru мнение уважаемого и заслуженного профессора Московской Духовной Академии о наследии святителя Иоанна Златоуста будет весьма полезно и актуально. Никоим образом не имею намерения вступать в полемику со старшим коллегой, лишь хотел бы к сказанному профессором добавить еще несколько – преимущественно святоотеческих – цитат и некоторых рассуждений на темы, которые затрагиваются Алексеем Ильичом в его интервью – прежде всего в той его части, где речь идет о церковных таинствах вообще и о таинстве священства в частности.

Еще из фундаментальных курсов догматического богословия мы знаем, что для законного совершения таинств и их действенности требуются: 1) законно рукоположенный пресвитер или епископ, 2) законное, то есть по Богопреданному чину, священнодействие таинств. "Ибо, как мы видели, – а) Сам Господь, установитель таинств, избрал для каждого таинства вещество или видимый знак; б) Сам указал для каждого таинства определенный образ совершения его; и в) Сам определил, чтобы именно через этот видимый знак, при этом образе совершения, сообщались в каждом таинстве известные дары Духа Святаго. Следовательно, тогда только каждое таинство и будет таинством и будет благодатно действовать на человека, когда будет совершаемо по воле Господа Иисуса, согласно с Его установлением: это само собою очевидно. А так как совершение каждого таинства согласно с волею Господа Иисуса возможно только под условием, если совершители таинств, существа разумные и свободные, будут иметь внимание к тому, что и как они совершают, в и желание совершить священнодействие установленным образом: то естественно от пастырей Церкви, пресвитера и епископа, при совершении таинств требуется намерение совершить то или иное таинство по Богопреданному чину" (Митр. Макарий "Православно-Догматическое богословие", с. 392).

Впрочем, в этой связи следует иметь в виду, что когда в XVI веке формировалась отдельное от предыдущей западной церковной традиции протестантское вероучение, то в нем было сформулировано и отдельное учение об условиях действительности и действенности таинств. Итак, по Лютеру, для совершения таинства не требуется законно поставленный священник или епископ (таинства могут быть совершены любым клириком или мирянином, мужчиной или женщиной). Лютер также пришел к заключению, что действительность и действенность таинств зависит не от достоинства и внутреннего расположения совершителя таинства, а от расположения и веры лиц, принимающих таинство, так что таинство бывает таинством и имеет свою силу только непосредственно во время своего принятия (in usu) и при употреблении его с верою, а вне употребления или в случае принятия без веры – не есть таинство и остается бесплодным.

С подобными рассуждениями никак нельзя согласиться отцов. Святые отцы единогласно утверждали в полемике с древними еретиками, что благодатная сила таинств не зависит от нравственного достоинства их совершителей. Например, святитель Григорий Богослов пишет: "К очищению тебя всякий достоин веры, только бы был он их числа получивших на сие власть, не осужденных явно и не отчужденных от Церкви. Не суди судей ты, требующий врачевания; не разбирай достоинств очищающих тебя; не делай выбора, смотря на родителей. Хотя один другого лучше, или ниже, но всякий выше тебя. Рассуди так: два перстня, золотой и железный, и на обоих вырезан один и тот же царский лик, и обоими сделаны печати на воске. Чем одна печать отлична от другой? – ничем. Распознай вещество на воске, если ты всех премудрее. Скажи: который оттиск железного, и который золотого перстня? И отчего он одинаков? Ибо хотя вещество различно, но в начертании нет различия. Так и крестителем да будет у тебя всякий. Ибо хотя бы один превосходил другого по жизни, но сила крещения равна, и одинаково может привести тебя к совершенству всякий, кто наставлен в той же вере" (Слово на св. крещение, в творениях Святых Отцов, том 3, с. 298-299).

Святитель Иоанн Златоуст говорит: "Случается, что миряне живут в благочестии, а священники в неправде, и потому чрез них не надлежало бы совершаться ни Крещению, ни приношению Тела Христова, если бы благодать искала везде только достойных. Но ныне Господь обыкновенно действует и чрез недостойных, и благодать Крещения нимало не оскорбляется жизнию священника... Говорю это, чтобы кто-либо, строго рассматривая жизнь священника, не стал соблазняться в рассуждении им совершаемого в таинствах. Ибо человек ничего не привносит от себя в предлагаемое, но все это есть дело силы Божией, и Бог-то освящает вас в таинствах" (цит. по: Митр. Макарий "Православно-Догматическое богословие", с. 393-394).

Св. Исидор Пелусиот пишет: "Ничто не теряет приемлющий (священные таинства), если бы преподавший оказался и недостойным, и не бесплодными он пользуется таинствами, хотя бы священник всех людей влек с собою к нечестию" (цит. по: Митр. Макарий "Православно-Догматическое богословие", с. 394).

Блаженный Августин учит: "Богу всегда принадлежит благодать, Богу – и таинство, а человеку – одно служение. Если он хорош, то согласуется с Богом, действует с Богом; если – дух, то чрез него совершает Бог видимую форму таинства, а Сам дарует невидимую благодать". "Не думайте, будто от нравов и действий людей зависят божественные таинства: они святы от Того, Кому принадлежат" (цит. по: Митр. Макарий "Православно-Догматическое богословие", с. 394).

Блаженный Феофилакт Болгарский пишет: "Действует благодать и чрез недостойных, так что мы освящаемся и чрез недостойных иереев" (цит. по: Митр. Макарий "Православно-Догматическое богословие", 394).

Кроме того, нам хотелось бы напомнить, что ни в каком смысле святые отцы не были утопистами. Конечно, их аскетические творения и наставления преизбыточествуют советами о том, как быть христианину, если избранный пастырь оказался не бесстрастным и святым, а человеком, имеющим несовершенства, немощи и страсти. Есть и указания о том, как вести себя, если пастырь – прямо и непосредственно недобрый.

Преп. Никодим Святогорец в Толковании на Послание к Евреям пишет: "Так что же, скажет кто-то, – мы должны покоряться любому игумену, архиерею и правителю – даже если он недобрый? Я отвечаю тебе: что, христианин, ты имеешь в виду, говоря, что твой архимандрит или игумен недобр? Если он недобр в вере, то есть если он имеет еретические и хульные учения, то уйди от него, даже если он ангел, сошедший с неба. Если же он недобр в [собственной] жизни и подвиге, то покоряйся ему, ибо Господь говорит о таких, как он: "На Моисеове седалищи седоша книжники и фарисее. Вся убо елика аще рекут вам блюсти, соблюдайте и творите: по делом же их не творите: глаголют бо и не творят" (Мф.23,3). Но о епископах и игуменах еретиках и развращенных в вере апостол Павел сказал, чтобы мы не прилагались их учения: "В научения странна и различна не прилагайтеся" (Евр.13,9). Почему же мы должны повиноваться архиереям и вообще всем пастырям, недобрым в житии, но не должны повиноваться архиереям (и вообще всем пастырям.), недобрым в вере? Потому что архиерей, недобро живущий, никогда не станет советовать другим тоже жить плохо: ведь и сам он, совершая злые дела, стыдится их. И из одного ясно видно другое: то есть раз он использует всякое ухищрение и способ, для того чтобы скрыть от людей совершаемые им недобрые дела, то как он сможет учить им других? А вот тот архиерей, кто недобр в вере, не сможет [рано или поздно] и народу не проповедать то еретическое мудрование, которое он [до поры до времени] носит в своем сердце" (Иером. Доримедонт. К неверящим в то, что в наше время возможно доброе послушание пастырю. М., "Святая Гора", 2004. – с. 30-31).

Святитель Иоанн Златоуст учит: "Кто преподает неправое учение, того не слушай, хотя бы он был ангел, а если кто преподает правое учение, то смотри не на жизнь его, а на слова... Не сам он говорит тебе. Если повинуешься только ему, то не получаешь награды – тебе заповедует Христос. Что я говорю? Даже Павла не должно было бы слушаться, если бы он говорил что-нибудь от себя, что-нибудь человеческое, но должно слушаться его как Апостола, имеющего в себе Христа, Который говорил чрез него" (там же, с. 31).

Нам не удалось найти у святых отцов ни одного свидетельства о том, что если пастырь не бесстрастен и не свят, то послушание ему невозможно или оно не может принести доброго плода в жизни послушника. При этом под этим послушанием следует понимать отсечение – по сути жертвенное – перед пастырем и эгоистической воли, и собственного мудрования. Конечно, для человека еще не очистившегося это благое послушание не может быть не связано с болью. "Даждь кровь и прими Дух" – эти слова в полном смысле относятся к этому великому подвигу благого о Господе послушания.

Существует множество явных свидетельств и примеров того, как пасомые проявляли любовь и покрывали немощи и недостатки пастыря. "В отце, хотя бы он имел бесчисленное множество немощей, сын покрывает все: "Не славься, – говорит Премудрый, – в бесчестии отца твоего, несть бо ти слава отчее бесчестие: аще и разумом оскудевает прощение имать" (Сир.3,10). Если так говорится о плотских отцах, то тем более надобно сказать об отцах духовных", – говорит святитель Иоанн Златоуст (цит. по: Иером. Доримедонт. К неверящим в то, что в наше время возможно доброе послушание пастырю. М., "Святая Гора", 2004. – с. 32-33).

Отступление от послушания имеет оправдание в трех случаях: это ересь, попрание евангельских заповедей (которому человек при этом и учит) и открытое отступление от Православного Предания.

В заключение еще раз скажем, что от приступающих к таинствам, без всякого сомнения, требуется вера и должное приготовление, сообразное уставам Церкви. Но не для того требуется, чтобы таинства стали таинствами и могли действовать благодатью, а чтобы мы восприняли таинства неосужденно, достойно, чтобы не обратились они для нас в суд, и чтобы действия воспринятой благодати были вполне спасительны и плодоносны в наших душах.

СМ.ТАКЖЕ

авторы:

Протоиерей Максим Козлов

персоналии:

Алексей Осипов

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

20.08.2019

В Польше прошел крупнейший в Европе научный форум по библеистике

РПЦ откроет в Москве центр помощи наркозависимым

Патриарх Кирилл оценит ход восстановления Соловецкого монастыря

Архиепископ Хризостом назвал "русскую церковь Северного Кипра" мошенниками

Украина вносит большой вклад в борьбу с антисемитизмом – Нетаньяху

19.08.2019

Принципы политической деятельности христиан обсудили участники форума "Время мира"

В праздник Преображения Господня Предстоятель Русской Церкви совершил Литургию в Спасо-Преображенском соборе г. Санкт-Петербурга

18.08.2019

Щипков. "Бронзовый век"
Передача "Щипков" на телеканале "СПАС", выпуск № 97

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

15.08.2019

Радонеж:
Андрей Рогозянский
Пришло время твёрдо сказать: "Я – с моим Патриархом!"

03.08.2019

Институт Наследия:
Новые законы поставят информационную безопасность детей под угрозу?

16.07.2019

Информационно-аналитический портал "Материк":
Дмитрий Мышецкий
"Спящие" православного Екатеринбурга?

28.06.2019

Коммерсантъ:
Путин считает, что либеральная идея изжила себя

23.06.2019

Официальный сайт Московского Патриархата:
протоиерей Николай Данилевич
В Киеве бунтуют против томоса. Те, кто его добивался. Интервью с протоиереем Николаем Данилевичем

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты