поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Материал
20 мая 2003  распечатать

Александр Красников, Екатерина Элбакян

Особенности современного религиоведения

Религиоведению около 150 лет. Это относительно молодая отрасль научного знания, но все же на разных этапах своего развития она имела свою специфику, что позволяет выделить несколько периодов в ее истории. Общепринято делить религиоведение на "классическое" (вторая половина XIX в. – середина XX вв.) и "современное" (со второй половины XX в. по настоящее время). Такая периодизация истории религиоведения вошла в обиход со времени появления двухтомника под редакцией Жака Ваарденбурга "Классические подходы к изучению религии" (1973). В эту антологию вошли фрагменты из работ авторов, живых и творивших в основном до второй мировой войны. В 1984 г. под редакцией Франка Уэллинга вышел двухтомник "Современные подходы к изучению религии", в котором анализируются работы религиоведов, творивших после второй мировой войны. Таким образом, была установлена общепринятая сейчас периодизация. На наш взгляд, она носит чисто формальный характер. Более тщательные исследования истории религиоведения позволяют говорить, по крайней мере, о трех существенно отличающихся периодах в истории этой науки.

Первый период начинается с 60-х гг. XIX в. и завершается с окончанием первой мировой войны. Условной датой его окончание можно считать 1917 г., когда вышла в свет работа Рудольфа Отто "Das Heilige" ("Священное"). Характерным для этого периода было стремление религиоведов размежеваться с теологией и использовать сугубо научные методы изучения религии. К методологическим принципам этого периода можно отнести: компаративизм, эволюционизм, историзм, каузальность, редукционизм, апостериоризм, беспристрастность и объективность.

Второй период относится ко времени между первой и второй мировыми войнами. Его характерной чертой было стремление пересмотреть методологические принципы раннего религиоведения. Его можно назвать "периодом теологической порчи религиоведения". Все методологические принципы раннего религиоведения, за исключением принципа компаративизма, были отвергнуты. На смену эволюционизму пришли "теория культурных кругов" и теория "прамонотеизма". Остальные методологические принципы раннего религиоведения были подвергнуты критике в рамках феноменологии и герменевтики религии. Под видом этих дисциплин в религиоведение была внедрена теологическая проблематика. Историзм был заменен антиисторизмом, был подвергнут критике принцип каузальности, решительная борьба велась против редукционизма, апостериоризм уступил место априоризму, а беспристрастность и объективность были вытеснены "понимающей" установкой и принципом "вчувствования". Все это позволило теологии внедриться в религиоведение, но в то же время привело к кризису науки о религии.

Третий период начинается после второй мировой войны, иногда его датируют 1950 г. Для этого периода характерно осознание острейшего кризиса в религиоведении, критика предыдущего этапа и его методологических оснований, а также поиски новой религиоведческой парадигмы. Часто это выражается в стремлении вернуться к тем принципам, которые использовались на первом этапе, переосмыслив их, конечно, в свете современной философии науки.

Наиболее очевидной особенностью этого этапа является усиление организационного начала, международных контактов и междисциплинарных взаимодействий. В первой половине XX в. спорадически созывались международные конгрессы исследователей религии, первый из которых прошел в 1900 г. в Париже. На Седьмом конгрессе, проходившем в 1950 г. в Амстердаме, была основана Международная Ассоциация истории религий, под эгидой которой были объединены национальные религиоведческие организации многих стран мира.

Международная Ассоциация истории религий, возглавляемая крупнейшими специалистами в области религиоведения (Рафаэль Петтацони, Италия, Гео Виденгрен, Швеция и др.) и издающая свой журнал "Нумен", способствовала более тесному и регулярному взаимодействию религиоведов разных стран, обмену информацией и, как следствие, повышению теоретического уровня религиоведческих исследований. В последние годы в Международную Ассоциацию истории религий вошли религиоведческие организации стран Центральной и Восточной Европы, Азии, Ближнего Востока, Африки, Австралии. На некоторых конференциях Международной Ассоциации истории религий присутствовали отечественные религиоведы (В.И. Гараджа и др.), но до сих пор в России не создано национального центра религиоведческих исследований, который мог бы стать полноправным членом Международной ассоциации истории религий.

Второй отличительной чертой современного религиоведения является усиление интереса к методологической проблематике. На всех международных конференциях, проводимых Международной Ассоциацией истории религий, работали секции, возглавляемые виднейшими представителями мирового религиоведения, на которых специально обсуждались методологические проблемы. Три конференции были посвящены только методологии современного религиоведения. Одна из них состоялась в 1973 г. в Турку (Финляндия), вторая – в 1979 г. в Варшаве (Польша), третья – в 1991 г. в Вермонте (США). Во второй половине XX в. значительно увеличилось количество работ, посвященных методологической проблематике. Здесь важно выделить серию книг под общей рубрикой "Религия и разум" (в рамках этой серии вышло более 50 серьезных работ), уже упомянутые двухтомники под редакцией Жака Ваарденбурга "Классические подходы к изучению религии" и под редакцией Франка Уэллинга "Современные подходы к изучению религии" и 16-ти томную Энциклопедию религий под редакцией Мирчи Элиаде (1987), в которой также большое внимание уделяется методологическим проблемам.

Эти же проблемы обсуждаются в периодических изданиях, например, в уже упоминаемом журнале Международной Ассоциации истории религий "Нумен", в "Журнале Американской Академии Религии", в немецком "Журнале по религиоведению", в английском журнале "Религия", в журналах финской религиоведческой ассоциации "Теменос", польской религиоведческой ассоциации "Эвгемер" и т.д. Сегодня и в России есть подобное издание – научно-теоретический журнал "Религиоведение", главными редакторами которого являются А.П. Забияко и А.Н. Красников, ответственным секретарем – Е.С. Элбакян.

Развитие религиоведения в нашей стране в конце XX в. убедительно свидетельствует об актуальности методологической проблематики, необходимости разработки новых подходов к изучению религии и решения задач, во многом схожих с теми задачами, которые решаются мировым религиоведческим сообществом. В связи с этим напрашивается вывод о необходимости подготовки фундаментальных работ по методологии современного религиоведения, перевода самых значимых трудов западных авторов и создания единого общероссийского религиоведческого журнала для более тесных контактов, обмена идеями и координации исследований между отечественными религиоведами. Конечно, выполнение этой задачи возможно только при участии крупных религиоведческих центров России (отделение религиоведения Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, кафедра истории и философии религии Санкт-Петербургского государственного университета, кафедра религиоведения Академии государственной службы при Президенте РФ и некоторые другие, в том числе региональные религиоведческие кафедры и центры).

Третьей отличительной чертой современного религиоведения можно считать все возрастающий плюрализм методологических подходов к изучению религии. Это проявляется в том, что в рамках традиционно сложившихся религиоведческих дисциплин (философия, история, социология, психология, феноменология религии) постоянно возникают все новые и новые подходы к изучению религии. Например, в рамках феноменологии религии можно выделить дескриптивную феноменологию религии (Шантепи де ла Соссе, Гео Виденгрен), типологическую феноменологию религии (Мирча Элиаде), интерпретативную феноменологию религии (Юко Клаас Блеекер), неофеноменологию религии (Жак Ваарденбург). Кроме того, во второй половине XX в. появляются новые религиоведческие дисциплины, такие, например, как экология религии (Оке Хульткранц).

Многие современные религиоведы полагают, что такой плюрализм методологических подходов к изучению религии можно считать закономерностью развития религиоведения, но, в то же время, в религиоведческих кругах прослеживается стремление к созданию интегральной методологии религиоведческих исследований. В отечественном религиоведении долгое время в качестве такого рода интегральной методологии выступал марксизм-ленинизм. В последнее десятилетие ХХ в., следуя общемировым тенденциям, отечественное религиоведение стало плюралистичным, но при этом полностью игнорируется тенденция к методологической интеграции. Скорее всего в ближайшее время отечественные религиоведы придут к пониманию того, что плюрализм подходов к изучению религии должен быть дополнен поисками более или менее универсальных методологических принципов исследования религии.

Большое влияние на методологию современного религиоведения оказывает изменение области исследований. Все предшествующее религиоведение было прежде всего историей религий. Об этом красноречиво свидетельствуют названия религиоведческих работ: "Первобытная культура" (Э. Тайлор), "Элементарные формы религиозной жизни" (Э. Дюркгейм), "Древний город" (Н. Фюстель де Куланж), "Мистический опыт и символы первобытных людей" (Л. Леви-Брюль) и др. Даже работы по психологии, социологии и философии религии основывались, прежде всего, на историческом материале. Повышенный интерес к историческому материалу в XIX – первой половине XX вв. был обусловлен обилием этого материала, его новизной и неординарностью. Первобытные верования и ритуалы, археологические находки, только что расшифрованные тексты, мифы народов мира, фольклорные традиции – все это притягивало к себе внимание религиоведов, которые целиком ушли в историю, оставив изучение современности последующим поколениям исследователей религии. Неудивительно, что работы крупнейших религиоведов конца этого периода дают весьма слабое представление о религиозной ситуации в странах Европы и Америки и религиозном человеке того времени; о более или менее серьезном прогнозировании в этих работах речь вообще не идет.

Во второй половине XX в. прослеживается усиление интереса к современности, к "новым религиозным движениям" (Гюнтер Керер), "квазирелигиям" (Ниниан Смарт), "крипторелигиозности" (Мирча Элиаде), "секуляризации" (Толкотт Парсонс).

Новая религиозная ситуация в нашей стране также требует перестановки акцентов с исторических исследований на исследование современности. Изменение области исследований, а именно переход от исторического анализа к исследованию современности, потребовал новых методов и методик изучения религии. На первый план вышли методы и методики социологии религии. В странах Запада активно проводятся социологические исследования, хотя, как отмечают сами западные религиоведы, современная социология религии страдает от отсутствия общей социологической теории и разбивается на множество эмпирических и локальных исследований, порой не связанных между собой. Очевидно, отсутствие общей социологической теории и взаимодействия с другими отраслями религиоведческого знания приводит современных социологов религии к мысли о необходимости разработки теоретических и методологических основ социологических исследований.

В нашей стране в последние годы активно проводятся социологические исследования в разных сферах общественной жизни. Ряд научных центров занимается конкретно-социологическим исследованием религии. Однако незнание общеметодологических принципов религиоведения и его отдельных дисциплин (таких, как психология, философия, феноменология религии) зачастую приводит социологов к неверной постановке вопросов в анкетах, а, следовательно, к получению неинформативных или искаженных результатов. Если бы этого не происходило, социологи, скорее всего, не ставили бы некорректных (в психологическом плане) и неинформативных или, что еще хуже, дающих искаженные результаты в конкретно-социологическом аспекте вопросов, типа "Верите ли Вы в Бога?". Но для этого, конечно, нужно знать психологию и философию религии.

Еще одной чертой современного религиоведения является повышенное внимание к уточнению религиоведческой терминологии и многочисленных определений религии. Здесь на первый план выдвигается проблема преодоления традиционного для религиоведения евро- и христоцентризма. Очень многие понятия, образы, символы, термины "мертвых" и "живых" религий не описываются при помощи сложившегося в современном религиоведении категориально-понятийного аппарата. Например, христианские понятия греха и спасения явно неприложимы к анализу многих восточных религий, ибо буддийские дуккха и нирвана отнюдь не эквивалентны представлениям христианской сотериологии, а, например, религиоведческое понятие "секуляризация" не работает в мире ислама или индуизма.

Большую роль в уточнении религиоведческой терминологии играет создание теологических и религиоведческих энциклопедий, словарей, справочников. Начало века ознаменовано выходом изданной Дж. Хастингсом "Энциклопедии религии и этики"(Encyclopedia of Religion and Ethics, Эдинбург, 1911), в подготовке которой принимали участие многие крупные историки религий того времени. Существенным вкладом в систематизацию историко-религиозных материалов и вероучительных доктрин являются увидевшие свет в Германии теологические энциклопедии, освящающие историю религий и религиоведения с конфессиональных точек зрения. Сведения религиоведческого характера содержатся в "Словаре социальных наук" (A Dictionary of Social Sciences, Нью-Йорк, 1964). Актуальные проблемы упорядочения понятийного аппарата сравнительного религиоведения получили свое разрешение с выходом "Словаря компаративного религиоведения" (A Dictionary of Comparative Religion), изданного С. Брэндоном в Лондоне (1970). Важные для религиоведения материалы представлены в "Энциклопедии колдовства и демонологии" (The Encyclopedia of Witchcraft and Demonology), изданной Э. Роббинсоном в Нью-Йорке (1959), и в "Словаре символов" (Dictionaire des Symboles), изданном Ж. Шевалье в Париже (1982). Фундаментальным завершением работы по систематизации религиоведческих знаний в зарубежной науке явилась уже упомянутая 16-ти томная Энциклопедия религий (Encyclopedia of Religion), изданная под редакцией Мирчи Элиаде в Нью-Йорке (1987).

В нашей стране в начале века также увидел свет ряд справочных и словарных изданий, включающих статьи по истории религий (например, словари издательств "Брокгауз-Ефрон", "Братья Гранат" и др.). В советский период были изданы 5-томная "Философская энциклопедия", "Философский энциклопедический словарь", многие статьи которых были посвящены религиоведческим проблемам. Существенное значение имели изданные в Москве в 1983 г. под редакцией профессора М.П. Новикова "Атеистический словарь", в 1992 г. под редакцией Е.М. Мелетинского "Мифологический словарь", а также вышедшие в последние годы справочники, посвященные отдельным религиям и конфессиям ("Буддизм", "Ислам", "Христианство", "Протестантизм", "Католицизм", "Индуизм, джайнизм, сикхизм" и др.).

Сегодня в нашей стране назрела острейшая необходимость в издании Энциклопедического религиоведческого словаря, который включил бы в себя высшие достижения мирового и отечественного религиоведения. В настоящее время ведется работа над подобным изданием, объединившим вокруг себя известных российских и ряд зарубежных религиоведов. Оно осуществляется под общей редакцией А.П. Забияко, А.Н. Красникова и Е.С. Элбакян.

Следующей особенностью современного религиоведения является более легкий доступ к данным и новым результатам исследований. Это связано с беспрецедентным развитием в второй половине XX в. средств массовой информации и с компьютеризацией науки. В настоящее время при помощи Интернета можно, не выходя из кабинета, познакомиться с результатами наиболее значимых полевых исследований, международных симпозиумов и конференций, связаться с любой библиотекой мира, при помощи видеотехники – воочию наблюдать, например, ритуалы и обряды африканских племен или каких-то немногочисленных религиозных организаций.

В задачи отечественного религиоведения входит освоение и эффективное использование новейших способов получения и распространения научной информации, прежде всего при помощи компьютерной техники, сети Интернет. Вместе с тем, возникает ряд новых теоретических проблем, например, исследование мифологем виртуальной действительности в рамках религиоведческого анализа квазирелигиозных форм сознания.

Наконец, в современном религиоведении прослеживается стремление к размежеванию с теологией. Анализируя причины кризисного состояния религиоведения во второй половине XX в., профессор Иерусалимского университета Цви Вербловский выдвинул суждение о том, что религиоведение должно научиться защищать себя от дилетантизма, теологии и идеализма. Не мешало бы это суждение вывести большими буквами перед входом в любой религиоведческиий центр, поскольку в нашей стране, к сожалению, нередко сегодня можно увидеть богослова, читающего лекционный курс по религиоведению в светском учебном заведении, и, напротив, религиоведов, занимающихся чисто теологическими изысканиями. В рамках религиоведения как научной дисциплины, необходимо уделить больше внимания методологическим основам этой науки, усилив акцент на принципах компаративизма, эмпирической достоверности и теоретической обоснованности результатов исследований, объективности, беспристрастности и толерантности, политической неангажированности и подлинной научности.

Об авторах:

Красников Александр Николаевич – кандидат философских наук, доцент кафедры религии и религиоведения философского факультета МГУ, со-редактор журнала "Религиоведение"

Элбакян Екатерина Сергеевна – доктор философских наук, ответственный секретарь журнала "Религиоведение"

Статья опубликована в издании: Обновление России: трудный поиск решений. – М.: РНИСиНП, 2000. – Вып. 8.

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

17.11.2018

В РПЦЗ призывают не сравнивать ее примирение с Московским патриархатом и константинопольские методы лечения раскола на Украине

16.11.2018

Митрополит Онуфрий назвал создаваемую "поместную церковь" политической организацией

В "Матросской тишине" заново построят храм, разрушенный большевиками

Архиепископ Новокаховский и Генический Филарет опроверг слухи о своих планах перейти в новую церковь

Митрополит Онуфрий относится к происходящему вокруг УПЦ "абсолютно спокойно", говорят в его окружении

База данных всех участников Великой Отечественной появится в главном храме Вооруженных сил РФ

Вышел в свет двенадцатый том Собрания трудов Святейшего Патриарха Кирилла

Издательский Совет провел круглый стол с молодыми писателями

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

16.11.2018

Официальный сайт Московского Патриархата:
Митрополит Волоколамский Иларион
Митрополит Волоколамский Иларион: Действия Патриарха Варфоломея не излечивают раскол, а углубляют его

10.11.2018

Русская народная линия:
Андрей Сошенко
Русская Идея в отражении XXII Всемирного Русского Народного Собора

04.11.2018

Русская народная линия:
Анатолий Степанов
Новое соборное послание народу
О трех важных посланиях обществу Всемирного русского народного собора...

01.11.2018

Тетради по консерватизму. № 1. 2018:
Игумен Виталий (Уткин)
Мифология истории, народность и Православие в концепции графа С.С. Уварова (к разработке проблемы)

29.10.2018

Накануне.RU:
Анна Смирнова
"Экспертиза катастрофы". Реформам образования поставят оценку

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты