поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Материал
03 марта 2006  распечатать

Книга "Религия в информационном поле российских СМИ"

Результаты опроса экспертов

В рамках исследования в соответствии с поставленными задачами был проведен опрос экспертов. Целью опроса являлось получение информации оценочного характера относительно следующих аспектов исследуемой темы:

  • полнота, объективность, актуальность публикаций о проблемах религиозной жизни в светских и специализированных СМИ;

  • позитивные и негативные тенденции в разработке проблематики религиозной жизни и оптимальных методов публичного обсуждения проблем религиозной жизни;

  • формы и методы развития публичного межконфессионального диалога;

  • факторы формирования информационной картины религиозной жизни, адекватной реальным процессам;

  • проблемы организации взаимодействия между религиозными организациями и журналистами светских СМИ;

  • значительность публичного анализа отношений Церкви и государства;

  • возможность СМИ влиять на уровень доверия общественности к Церкви как социальному институту;

  • перспективы и технологии расширения условной и потенциальной аудитории специализированных СМИ.

Опрос проводился методом персональных и глубоких интервью по специальной методике, предусматривающей выявление мнений и отношений экспертов к вышеуказанным аспектам, характеризующим наиболее проблемные стороны деятельности, связанной с освещением религиозной жизни в средствах массовой информации.

В экспертную группу вошли известные журналисты, специализирующиеся по исследуемой проблематике, религиоведы, активно участвующие в информационной деятельности, а также специалисты в области культуры и религии:

  • Максим Шевченко, ответственный редактор газеты "НГ-Религии" (1997–2001);

  • Александр Щипков, кандидат философских наук, журналист Радио России, председатель Гильдии религиозной журналистики Медиасоюза;

  • Александр Кырлежев, руководитель экспертной группы Гильдии религиозной журналистики Медиасоюза, член редколлегии журнала "Континент";

  • Андрей Золотов, корреспондент "The Moscow Times", московский корреспондент агентства ENI (Женева), лауреат европейской премии имени Джона Темплтона 1997 года "Европейский журналист года, пишущий на религиозные темы";

  • Борис Любимов, профессор, заслуженный деятель искусств РФ, заведующий кафедрой истории театра России Российской академии театрального искусства, вице-президент Российского фонда культуры;

  • Марк Смирнов, главный редактор Интернет-сайта "Мир религий", руководитель отдела "Религия и общество" Интернет-сайта "НТВ.com", директор исследовательского центра "Религия и общество в странах СНГ и Балтии" [1].

Полученная в ходе интервью информация систематизирована, обобщена и представлена в данном разделе отчета.

Экспертная оценка освещения религиозной проблематики в светской и конфессиональной прессе

Оценка экспертами деятельности светской массовой прессы по освещению религиозной проблематики, а также профилированной и конфессиональной прессы явно не однозначна. Причем журналисты, специализирующиеся на религиозной тематике и выступающие в опросе в качестве экспертов, дают резко отрицательные оценки деятельности указанных СМИ в этом направлении. Эксперты, представляющие другие области деятельности, менее категоричны. Так, Б. Любимов полагает, что вряд ли наступит время, когда общество будет полностью удовлетворено состоянием СМИ. Следует, однако, осознавать, что всего пятнадцать лет назад религиозная тема в прессе вообще отсутствовала. В свою очередь, А. Кырлежев считает, что "это состояние вполне соответствует реальному состоянию как конфессий, так и СМИ".

В качестве положительных тенденций отмечается:

  • само появление религиозной темы в светских СМИ;

  • появление и развитие конфессиональной прессы;

  • усилия некоторых профилированных информационных каналов, в частности ХЦОК, поднимать актуальные проблемы, пытаться выработать христианский подход к освещению этих проблем. Успешной считается редакционная политика ХЦОК, направленная и на светскую подачу материалов, более доступную, приближенную к пониманию современной аудитории;

  • деятельность газеты "НГ-Религии" как единственного на данном этапе профильного, независимого экспертного издания, полно, глубоко и объективно освещающего проблемы религиозной жизни.

Все эксперты считают, что в настоящее время существует большой общественный запрос на духовные темы, читатели ждут глубоких аналитических публикаций по проблемам религии, экспертных оценок этих проблем.

Более критическое отношение эксперты демонстрируют относительно деятельности светских СМИ по освещению религиозной и церковной жизни. Основные замечания сводятся к тому, что:

  • в светских СМИ, как правило, отсутствует экспертный анализ современной религиозной ситуации. Такие публикации могли бы ориентировать аудиторию в реальных процессах религиозной жизни и одновременно оказывать помощь самим конфессиям в их адаптации к условиям современного общества;

  • в публикациях светских СМИ чрезмерно преувеличивается зависимость религии от политики. По мнению М. Шевченко, "сегодня религиозная тематика приобретает политическое значение, а не только культурное или смутное духовно-общественное";

  • светская пресса в большинстве случаев искажает картину религиозной жизни страны. Это происходит по причине "однобокого" раскрытия проблем: в материалах положительных, чаще всего о православии, присутствует некая восторженность. В публикациях другого типа – скандалы, конфликты, происходящие в религиозной среде. По мнению М. Смирнова, сами подходы к религии в СМИ таковы, что в результате либо получается скандал, либо демонстрируется благодушие.

Эксперты отмечают, что эти и другие недостатки являются следствием определенных причин:

  • тенденциозности многих светских изданий в освещении проблем религиозной жизни (это свойственно МК, "Комсомольской правде", "Известиям");

  • предвзятости журналистов;

  • низкого профессионализма журналистов (в том числе, их религиозной необразованности, невежества в вопросах религии);

  • зависимости светской прессы от политической ситуации и влияния церковных кругов;

  • отсутствия профилированных изданий, газет и журналов, которые занимались бы освещением проблем религиозной и церковной жизни во всей полноте (за исключением НГР).

Эти, явно негативные причины, обусловливают и результат: аудитория светской прессы не получает "достаточно объемной, достаточно профессиональной, достаточно точной и нужной информации о месте и роли религии в современном российском обществе и в мировом масштабе. Религиозная тема как таковая обречена в СМИ на маргинальность и неполноту освещения" (А. Кырлежев).

Эксперты высказывают критические замечания и по отношению к конфессиональной прессе. Отмечается:

  • низкий профессиональный уровень большинства конфессиональных изданий "Религиозным органам информации нужно больше учиться профессиональному журнализму" (М. Смирнов);

  • неумение церковных организаций, учредителей и издателей, использовать СМИ для распространения веры, привлечения адептов. "С их стороны пока не видно осознания необходимости мимикрировать под светские СМИ, как это иногда происходит на Западе, с целью пропаганды в большом обществе веры и Церкви" (А. Кырлежев);

  • несовременный, мало доступный, трудный для понимания стиль подачи материалов;

  • засилие конфессиональных изданий "консервативно-охранительного направления", что не способствует привлечению широкой аудитории;

  • недостаточно представлены либеральные тенденции, а следовательно, и такие органы информации, которые бы отражали эти либеральные точки зрения. М. Смирнов связывает это с "глубокой дифференциацией политической и общественной жизни, которая существует в стране. Политически ангажированные религиозные круги отражают соответствующие взгляды". Такая дифференциация особенно заметна при сравнении радио "Радонеж" и ХЦОК;

  • так же как и в светской прессе, аудитория конфессиональных СМИ не получает достаточно полного представления о месте и роли религии в современном российском обществе и в мире;

  • в конфессиональных СМИ отсутствует более или менее объективный взгляд на общерелигиозную ситуацию, сосуществование разных религий и традиций, а также тема диалога между светским и религиозным мирами.

Эксперты также обращают внимание на откровенно агрессивный характер некоторых конфессиональных изданий и каналов по отношению к иной точке зрения, иным позициям, взглядам. Подобный стиль свойствен религиозной публицистике, а "хамство – это одна из ее отличительных черт" (А. Щипков).

Невысокий профессиональный уровень конфессиональной прессы проявляется и в устаревших принципах оформления – макете, верстке, дизайне.

Религиозные радиоканалы также используют устаревшую верстку программ. А. Щипков предлагает: "Часовые, двухчасовые программы нужно как-то дробить, вводить музыкальные заставки. Совершенно невозможная вещь, когда нет новостей в начале часа". Отмечается очень длинный "часовой шаг" на "Радонеже" и ХЦОКе, хотя ХЦОК старается преодолеть этот недостаток и дает в перебивках блоки новостей.

Однако эксперты видят и положительные тенденции. Бесспорно положительным является развитие конфессиональной прессы, позволяющей аудитории удовлетворять свои духовные запросы, получать из этих источников интересующую информацию.

Еще один положительный момент касается новой редакционной политики газеты "Московский церковный вестник", который является официальным церковным органом и в то же время стремится быть открытым обществу. Отмечается новый современный дизайн МЦВ.

Обобщая оценки экспертов деятельности светской прессы, освещающей религиозные проблемы, а также конфессиональной прессы, возможно сделать вывод, что участников интервью скорее не устраивает состояние этих СМИ. Среди профилированных светских изданий лучшим называется НГР. Среди профильных радиоканалов – ХЦОК, который старается делать передачи на современном уровне. Высоко оценивается работа редакции по изменению эфирной сетки.

Общая оценка состояния светской прессы, освещающей проблемы религии и религиозной жизни, включала и взгляд экспертов на тематику СМИ. В оценке значимых тем, которые не попадают в информационное поле или освещаются недостаточно, мнения экспертов в основном совпадают. Они единодушны в том, что светская пресса не только может, но и должна освещать жизнь и деятельность религиозных объединений. Это не является вмешательством во внутрицерковные дела. Необходимость более полного освещения их деятельности мотивируется тем, что церковные организации являются "сообществами граждан", что эти социальные институты "занимаются проповедью, формированием идеологии, вербовкой адептов (в концептуальном смысле слова), а стало быть они активно воздействуют на достаточно большие социальные и общественные группы" (М. Шевченко). С этой точкой зрения солидарен А. Кырлежев: "Коль скоро религиозные организации являются сообществами граждан и так или иначе "вмешиваются" в общественную жизнь (привлекая адептов, распространяя свои взгляды на общественно-политические процессы и т.п.), общество в лице СМИ и других своих институтов, включая государство и его органы, имеет право интересоваться жизнью религиозных сообществ".

В целом же, считают эксперты, светская пресса освещает практически все значимые в религиозной сфере темы: взаимоотношение религиозных организаций и государства, межконфессиональные отношения, церковь и образование, церковь и молодежь, новые религиозные движения и т.д. Кроме того, в светских СМИ встречаются и проповеди, чего, по мнению экспертов, быть не должно.

Другое дело, каким образом освещаются эти темы. Качественному, профессиональному информированию и освещению мешают поверхностность, невежество, необъективность, предвзятость.

Явно недостаточно уделяется внимание тому реальному месту, которое в действительности занимает религия и церковь в жизни общества. С помощью СМИ создан миф, что "Россия – религиозная страна, где большинство населения – верующие, причем православные". Другой миф: "Религия – панацея от всего". Светские СМИ должны трезво подходить к этой проблеме, но делать это профессионально, деликатно и осторожно.

Слабо разрабатывается тема, связанная с защитой прав верующих. Так, М. Шевченко считает одной из самых серьезных проблем то, что Православная Церковь рассматривается как целостный организм, в жизнь которого вмешиваться не надо. Однако в Церкви присутствуют различные позиции, взгляды, настроения. Надо представлять их аудитории, "анализировать то сознание, которое в этой Церкви реально присутствует".

Есть мнение, что в светские СМИ совсем не попадает фундаментальная тема – религиозной мотивации людей, а единственным положительным примером является рубрика "Стиль жизни" в НГР.

Одна из важнейших, считают эксперты, – тема религиозного образования. Причем эта тема должна больше присутствовать как в светских, так и в конфессиональных СМИ.

Так же важна тема молодежи, практически не попадающая в поле зрения СМИ.

Большинство экспертов замечают, что в светских СМИ совершенно неадекватно освещается экономическая деятельность религиозных организаций. Общий подход, как правило, такой: "Они – святые мученики и непонятно откуда должны брать деньги и развивать социальное служение... Любые попытки получить какую-то собственность либо заниматься бизнесом расцениваются отрицательно. При этом тема коррупции в церкви существует, и она должна освещаться в прессе" (А. Золотов). М. Шевченко считает, что следует активнее освещать финансовую деятельность религиозных организаций. Она должна быть прозрачной. Об этом следует писать, но писать адекватно.

Недостаточно полно освещается повседневная церковно-приходская жизнь и в светской, и в конфессиональной прессе.

Есть индивидуальная точка зрения (Б. Любимов), что светская пресса могла бы освещать вопросы богословия, церковной истории, популяризируя их, распространяя знания на широкую аудиторию (в качестве примера приводится собственный опыт эксперта, который вел на телеканале "Культура" программу "Читая Библию").

Анализируя тематику конфессиональной прессы, эксперты отмечают, что так же, как и светская, она затрагивает практически весь тематический спектр. Однако в большинстве случаев делает это на низком профессиональном уровне, к тому же отдельные издания "отсеивают информацию", которая в основном касается недружественных церковных блоков и группировок. Или такая информация подается только в критической форме.

Конфессиональной прессе следует обратить большее внимание и на проблемы религиозного образования церковных служителей, рукоположенных в последние годы. По мнению А. Золотова, "это люди совершенно необразованные. И с этой проблемой предстоит жить ближайшие два поколения". Особенно остро стоит эта проблема перед российскими мусульманами.

Все эксперты отмечают как наиболее значимую тему взаимоотношений Церкви и государства. На их взгляд, она требует отдельного внимания как светской, так и конфессиональной прессы, так как политика этих взаимоотношений еще не выработана и до сих пор нет конкретных представлений о том, какой она должна быть.

Среди наиболее приоритетных направлений в этой области предлагается:

  • изучать и представлять мировой опыт;

  • освещать исторический опыт, где наиболее интересным представляется синодальный послепетровский период;

  • активнее освещать перечисленные в "Основах социальной концепции РПЦ" 16 направлений, по которым Церковь хотела бы развивать сотрудничество с государством, учитывая, что часть из них противоречит Конституции РФ. В этом плане светские СМИ должны выступать от имени общества.

Есть также частное мнение (Б. Любимов), что во взаимоотношениях государства и Церкви в ближайшее десятилетие светская журналистика должна быть "на стороне Церкви", поскольку последняя понесла большой урон от Советской власти. "Церкви я давал бы льготы, как и фермерам. Журналисты об этой проблеме должны писать именно под этим углом зрения".

Все эксперты признают, что проблемы взаимоотношений государства и религиозных организаций должны освещаться в полном объеме, что они должны быть открыты обществу. Так, М. Шевченко считает, что "все заседания комиссий, государственных или межцерковных, которые касаются этой проблематики, должны быть открытыми... Любые законодательные действия и движения в этой сфере должны быть открытыми для общества, потому что это затрагивает интересы слишком большого количества граждан".

В этой связи эксперты предлагают:

  • создать орган при Правительстве РФ или при Администрации президента, который бы целенаправленно занимался религиозными организациями и религиозной ситуацией в России;

  • создать при этом органе пресс-центр;

  • создать общегосударственное светское периодическое еженедельное издание, которое бы освещало религиозные проблемы страны во всей их полноте.

Эксперты о путях преодоления непонимания между религиозными организациями и журналистами светских СМИ

Все эксперты единодушны в том, что в какой-то мере непонимание "есть и будет всегда". Это "неизживаемо". И это, как считает А. Щипков, "совершенно нормальная ситуация".

Называется несколько причин такого непонимания. Среди них:

  • тенденциозность многих светских изданий;

  • ангажированность изданий, каналов и, как следствие, журналистов, освещающих проблемы религиозной жизни. При этом имеется в виду зависимость не столько от политического заказа, сколько от определенных влиятельных церковных кругов. Так, М. Смирнов заявляет: "Светской печати надо быть более светской и меньше себя ангажировать и попадать под зависимость от каких-то инспираций, идущих от религиозных кругов. Светская печать должна рассматривать деятельность религиозных организаций исключительно в каком-то информационно-общественном, социальном ключе".

  • низкий профессиональный уровень журналистов, освещающих религиозные проблемы, религиозная необразованность и невежество. М. Шевченко, например, считает: "Писать хотят многие, но пишут страшные глупости, причем даже в ведущих изданиях... Религия – это не та сфера, где можно шутить... Журналисты не могут допускать кощунства по отношению к тем вещам, которые являются святыми для людей разных религиозных организаций".

Другой аспект непонимания связан с тем, что:

  • большинство религиозных деятелей не умеют работать с журналистами, не знают, как выстроить эту работу, поэтому боятся журналистов, предпочитая от них скрываться;

  • религиозные деятели не хотят иметь дело с теми журналистами, которые их критикуют, предпочитая тех, кто их хвалит. Хотя, как отмечают эксперты, такие ситуации имеют место не только в религиозной сфере.

Преодолеть или хотя бы уменьшить существующее непонимание возможно при соблюдении светскими журналистами главного условия – заниматься собственным религиозным образованием.

Еще одно условие – поднять статус религиозной журналистики. По мнению М. Шевченко, "религиозная журналистика является важнейшим направлением политической и общественной журналистики. У группы журналистов, профессионально занимающихся жизнью и деятельностью религиозных организаций и проблемами, связанными с религиозным сознанием, должна быть определенная специализация".

В то же время есть мнение эксперта А. Золотова, который считает, что религиозная журналистика ничем не отличается от других видов журналистики. "Здесь тоже следует проверять факты, давать слово в конфликте разным сторонам и т.д. То есть предъявлять высший стандарт качества."

Эксперты советуют подходить к освещению проблем религиозной жизни непредвзято, объективно, честно и очень осторожно, не забывая, что к духовной сфере, к вопросам веры следует относиться с большой деликатностью и вниманием. Последнее особенно важно при освещении конфликтных ситуаций. "Как во всяком конфликте, – считает М. Смирнов, – журналисту нужно быть над схваткой либо вставать на чью-то сторону. Прежде всего он сам не должен быть ангажирован. Если журналист не ангажирован, он скажет, что при конфликте церкви надо как-то мягче к проблеме отнестись, с уважением."

Сотрудничество может быть эффективным, если к нему будут стремиться не только журналисты светской прессы. Эта задача неразрешима без усилий и со стороны религиозных организаций.

Перед священнослужителями также стоит проблема образования. Так, Б. Любимов предлагает вводить курсы журналистики в церковных учебных заведениях, учить будущих священнослужителей "общаться с аудиторией". "Ведь одно дело, когда ты читаешь проповеди для своих прихожан, и другое дело, когда ты выходишь на многотысячную или даже многомиллионную аудиторию."

Ситуация, по мнению экспертов, может измениться в лучшую сторону, если религиозные деятели "будут учиться работать с журналистами", если они будут "более открыты для общения с прессой".

Эксперты о проблемах и перспективах межконфессионального диалога

В связи со сложившейся в российских СМИ ситуацией перекоса объемов внимания к православию как к "религии большинства" эксперты определили свое отношение к такому информационному "неравноправию" конфессий и возможному в таком случае нарушению прав религиозных меньшинств.

Практически все эксперты полагают, что светские СМИ не обязаны уделять внимание всем религиям в равных пропорциях или в соответствии с какой-либо квотой. Никаких "балансов" не диктуют и законодательные акты страны (Конституция, закон о СМИ). "Перед законом все равны – и мусульманин, и иудей, и православный" (Б. Любимов). А то, что православие привлекает особое внимание журналистов, по мнению экспертов, совершенно естественно в стране, где большая часть населения считает себя православными верующими. Они ссылаются и на зарубежный опыт: в Италии больше пишут о католицизме, а в Швеции – о протестантизме, так как в этих странах именно эти конфессии являются доминирующими. Как замечает А. Золотов, подход с позиций пропорциональности вообще не продуктивен: если учесть, сколько в России есть католиков, то тема католичества в российских СМИ присутствует в непропорционально больших объемах.

Эксперты считают, что сложившееся информационное "неравноправие" и доминирующее положение темы православия в СМИ обусловлено:

  • историческими причинами, и это "естественный ход событий", который не надо превращать в "бессмысленную погоню за равноправием". М. Смирнов усматривает в таком положении вещей и "реликты дореволюционной политики российского государства, в котором православие являлось государственной религией, а все остальные религии были либо терпимыми со стороны государства, либо оказывались в гонимом положении".

  • информационными запросами аудитории (М. Шевченко: "Если больше пишут о православии, значит, таков общественный запрос".

  • субъективным фактором – невежеством журналистского корпуса (А. Щипков: "О православии пишут, потому что не знают ничего другого... Пишут, как правило, к праздничку, к Рождеству, к Пасхе, находят какие-то материалы в книжках, покопаются в сайтах – и напишут, поэтому и складывается такое впечатление, что о православии пишут больше. О других вероисповеданиях и знают меньше, и литературы о них немного").

  • "виной" не только православной доминанты, но и самих "малых" религий (Б. Любимов: "Многие из них, в частности, протестанты, не в полной мере используют свои финансовые ресурсы для активизации информационной деятельности"; М. Шевченко: "Представители всех конфессий всегда имеют возможность выйти на страницы печати: в "НГ-Религии" это возможно практически для всех"; А. Кырлежев: "Религиозные меньшинства, если они хотят, чтобы о них писали СМИ, сами должны создавать информационные поводы").

Вследствие существующего перекоса внимания к православию в СМИ просачивается много негативной информации о РПЦ, "мол, у православных и это плохо, и то плохо", в то время как скромные объемы информации о "малых" религиях создают впечатление, что они "априори хорошие" (А. Золотов). Например, большим сюрпризом для общественности стали проблемы с раввинами, конфликты в иудейской среде. Искусственно регулировать объемы информации, по мнению экспертов, не следует: как в корне неверно было бы замалчивать информацию о меньшинствах, так и неправильно было бы искусственно "раздувать" их значение в угоду либеральному сознанию, потому что слишком много пишется о православии (А. Золотов: "Это тоже будет неправильно, это будет такая же ложь").

Очевидно, что СМИ пока не нашли оптимальной формулы освещения жизни всех конфессий. Однако не стоит торопить события, "изменить ситуацию за один день нельзя", все будет развиваться постепенно: ведь нельзя отрицать тот факт, что даже за те годы, которые прошли с начала появления этой проблематики, российские СМИ сделали "колоссальный шаг вперед" (А. Щипков).

Выход из создавшейся ситуации, по единодушному мнению экспертов, надо в первую очередь искать в преодолении кадровых проблем, в профессионализации журналистов.

Предлагаются следующие пути решения кадрового кризиса:

  • углубленная подготовка по религиозной проблематике студентов, обучающихся в университетах по специальности "Журналистика" (как положительный опыт некоторые эксперты отметили программу на факультете журналистики МГУ);

  • организация подготовки кадров религиозных журналистов;

  • организация конкурсных программ, творческих конкурсов для журналистов, которые уже работают в этой теме.

Другой путь – приглашать на работу в качестве консультантов и авторов экспертов-религиоведов, создавать во всех СМИ информационные базы экспертов. "В хорошей качественной газете журналист должен иметь телефоны специалистов, которые могут его проконсультировать, причем специалисты должны ориентироваться в разных сферах – в православии, в исламе, в чем-то еще..." (Б. Любимов). Знающие журналисты и религиоведчески образованные специалисты, по мнению экспертов, могли бы грамотно формировать спектр религиозных тем в своих СМИ, уделяя внимание всем конфессиям. "Если они пишут статьи, посвященные РПЦ, тогда поднимается вопрос: давайте дадим статью про католиков, про баптистов, давайте съездим к толстовцам, поищем духоборов. Это нормальный подход любого грамотного религиоведчески образованного человека", – такого мнения придерживается М. Смирнов.

При этом он предостерегает, что, будучи весьма образованными людьми, многие специалисты говорят и пишут скучно, а иногда даже предвзято, пристрастно, "являясь адептами своего исследования". Кроме того, их тексты, как правило, нуждаются в литературной обработке.

Учитывая тот факт, что наше общество не является примером терпимого отношения к альтернативным взглядам, к иноверцам, эксперты пришли к общему выводу, что такое положение вещей во многом формируется средствами массовой информации. СМИ, как светские, так и конфессиональные, не отличаются объективными, взвешенными подходами, стремятся к радикальным определениям, к навешиванию ярлыков именно в той области, которой это меньше всего подходит (А. Золотов: "У нас в стране не только нетерпимое отношение к иноверцам, оно просто возмутительное"). Оценки и мнения, далекие от действительности, зачастую подхватываются другими изданиями и начинают циркулировать в обществе как априори верные. Примеров же диалога и в прессе, и в электронных СМИ встречается немного (эксперты отмечают межконфессиональную газету НГР, которая, публикуя материалы о разных религиях, "заставляет представителей разных религиозных традиций читать о жизни друг друга, и люди понимают, что, несмотря на разницу мировоззрений и вероисповеданий, у них в принципе общие проблемы и в житейской, и в правовой сферах, что они граждане одной страны" (М. Шевченко). Как считает А. Щипков, именно такие публикации на самом деле косвенно способствуют межрелигиозному диалогу.

К другим средствам, которые могут способствовать формированию толерантного мировоззрения, терпимого отношения к представителям не доминирующих конфессий, эксперты относят непредвзятое, объективное освещение событий религиозной жизни. Информировать население, а не заниматься сведением счетов – вот профессиональное кредо религиозного журналиста.

В отдельную проблему эксперты выделяют освещение в российских СМИ межрелигиозных конфликтов, подача которых, по их мнению, должна быть особенно тщательной. Вопрос об освещении межрелигиозных конфликтов приобрел повышенное общественное значение после событий 11 августа. Роль СМИ в этом контексте особенно важна, они "политически ответственны перед всем обществом. После 11 сентября вопрос о том, как пишут об исламе и христианстве, о религии и политике, о вере и неверии, становится вопросом не только профессионализма, но жизни и смерти", – говорит А. Кырлежев.

Особую роль в освещении межрелигиозных конфликтов эксперты отводят светской прессе, которая должна быть объективно строгой и не выносить суждений, кто еретик, а кто – нет: "Дело прессы – объективно информировать читателя".

Эксперты предлагают использовать для освещения межрелигиозных конфликтов следующие приемы:

  • соблюдать нейтралитет по отношению ко всем конфессиям;

  • предоставлять равное количество информации как об одной конфликтующей стороне, так и о другой;

  • делать акцент на том, что современное российское общество является светским, а потому даже самые многочисленные и самые традиционные конфессии присутствуют в нем на равных правах с наиболее многочисленной современной "конфессией" – неверующими, нерелигиозными людьми. "Право не исповедовать никакой религии – это тоже свобода совести" (А. Кырлежев).

  • призывать быть терпимыми к своим религиозным "конкурентам", особенно верующих, которым религиозная нетерпимость, склонность к насилию в религиозной сфере присущи даже в большей степени, чем неверующим;

  • стремиться к тому, чтобы с правом каждого на духовную свободу согласились все члены общества.

С проблемой религиозной нетерпимости тесно связана проблема ведения дискуссии, проблема культуры диалога, которая, как полагают эксперты, в религиозной среде не отличается высоким уровнем. Причину следует искать в характере тех социальных групп населения, которые формируют религиозную среду. Они в своем большинстве относятся к категориям неблагополучных, малозащищенных слоев населения, которые в большей степени склонны к агрессии. Кроме того, напоминают эксперты, надо учитывать, что люди с религиозным и нерелигиозным сознанием по-разному подходят к понятию толерантности: у первых оно связывается с терпимостью к греху, у последних – с безразличным отношением в лучшем случае к каким-либо социальным группам, а в худшем – к добру и злу (А. Золотов).

Эксперты полагают, что в целях повышения культуры дискуссии для выступлений в прессе следует приглашать тех, кто ориентирован, настроен на разрешение, урегулирование конфликта, а не на его усугубление (Б. Любимов: "А вот когда все будет хорошо, пусть приходят Новодворская с Жириновским"). Кроме того, необходимо приводить больше примеров конструктивного диалога и помнить, что положительное лучше влияет на сознание людей, чем отрицательное (М. Смирнов).

Эксперты о СМИ как факторе доверия граждан к Церкви

Обсуждая вопрос о доверии граждан к церкви, эксперты ставят под сомнение само наличие этого доверия (М. Шевченко: "Я не думаю, что сегодня у Церкви высокий уровень доверия – это миф"). Они также предлагают уточнить, что же имеется в виду под доверием граждан к Церкви – мистическое доверие к Церкви, которое и составляет основу веры, или доверие к церковным иерархам и церковным институтам, или доверие к Церкви как к сообществу людей, которое составляют несколько миллионов безмолвно верующих, голос которых не слышен в СМИ. Вот что по этому поводу говорит М. Шевченко: "О высоком уровне доверия к Московской Патриархии я бы говорить поостерегся. Церковь как мистической организм не ошибается, а временные административные аппараты, которые состоят из земных, грешных людей, из патриархов, митрополитов, епископов, они могут ошибаться".

Что же касается вклада СМИ в формирование доверия, то эксперты в этом вопросе выразили единодушное мнение, что СМИ не должны заниматься поддержкой никаких религиозных организаций, ни больших, ни малых конфессий. "Ни в коем случае редакционной политикой издания не должна быть поддержка той или иной религиозной организации", – категорично заявляет А. Золотов. Не должны они способствовать и повышению уровня доверия к церквам – "это не задача журналистов" (А. Щипков), "это не задача и не роль прессы" (М. Смирнов). Даже если журналист является глубоко верующим человеком, он не имеет права заниматься пропагандой "своей" церкви, он должен сохранять нейтралитет: "Автор лично может придерживаться какой угодно позиции, но в издании он должен одинаково терпимо представить разные взгляды. На этом принципе построена вся лучшая европейская журналистика" (М. Шевченко). Все эксперты учитывают и тот факт, что среди и журналистов, и читателей могут быть и внецерковные, и антицерковные люди, мнение которых тоже надо уважать (Б. Любимов). Большинство видят главный принцип, которым следует руководствоваться при освещении религиозной жизни, как и при освещении других сфер, в понимании общественного интереса: "СМИ ничего не должны, кроме долга не забывать о благе общества. А на вопрос о том, содействует ли благу общества высокая степень доверия к Церкви, нет однозначного ответа" (А. Кырлежев). Правда, с последним не согласен Б. Любимов, который полагает, что "в сегодняшней исторической ситуации голос Церкви еще очень даже пригодится, в том числе и тем, кто в нее никогда не ходит и ей не доверяет".

Эксперты о расширении аудитории профильных СМИ

Характеризуя аудиторию профильных СМИ, эксперты приходят к выводу, что все они работают с узким срезом социальных групп. Например, на радиоканале "Радонеж" это идеологические единомышленники – православные патриоты. А ХЦОК ориентируется на последователей либерального течения, среди которых чаще встречается публика образованная, читающая, имеющая определенный социальный статус (М. Смирнов: "Читают книги о. Александра Меня"), при этом это более пожилая аудитория. Ориентация на определенные гендерные и возрастные группы – на женщин, детей, молодежь, подростков – присуща почти всем протестантским СМИ, у которых есть, в частности, понятие "молодежное служение".

Такая аудиторная определенность влечет за собой, по мнению экспертов, тематическое и стилистическое однообразие каналов: "Протестантам ничего не остается другого как осваивать темы семьи, одиночества; для детей и подростков они предлагают комиксы, много используется музыки христианских рок-групп" (М. Смирнов). При этом "Радонеж" более динамичен, чем ХЦОК, потому что его слушает более молодая среда (А. Щипков).

Эксперты выразили неудовлетворение стилистикой всех религиозных СМИ, а наиболее резкая оценка звучала так: "Есть православный "стилёк", есть протестантские завывания, есть слюнявый католический стиль" А. Щипков).

Все эксперты сходятся во мнении о том, что аудиторию религиозных СМИ следует корректировать, с ней надо "работать", ее надо расширять.

Говоря о возможных формах и методах расширения аудитории профильных конфессиональных изданий, эксперты назвали несколько направлений:

  • найм на работу профессиональных журналистов (А. Золотов);

  • расширение тематики в сторону общественных проблем. "Религиозное издание должно находиться на пересечении проблем сугубо внутренних с внешними. Оставаясь конфессиональным изданием, быть открытыми для обсуждения вопросов социальных, экономических и т.д. К примеру, чтобы в епархиальном издании была бы информация об открытии новой аптеки" (А. Золотов);

  • изменение языка и стиля, которые не соответствуют стандартам современного человека (А. Щипков);

  • повышение внимания к СМИ со стороны священноначалия при условии предоставления автономии редакторам этих изданий (А. Золотов).

По мнению экспертов, аудиторию религиозных СМИ можно расширить за счет привлечения внимания разных социальных групп населения: с одной стороны, более образованной, активной части населения (А. Щипков), за счет слоев интеллектуальной элиты, а также лиц, принимающих решения (М. Шевченко). А с другой стороны – за счет социально незащищенных групп, которые прибегают к помощи веры в критической жизненной ситуации (Б. Любимов: "СМИ должны соединить этих людей с Церковью").

Один из экспертов (А. Кырлежев) предлагает перенять западный опыт и создать оптимальную, с его точки зрения, на сегодняшний день модель религиозного издания, когда конфессии или их приверженцы учреждают многопрофильные "светские" СМИ, в которых могла бы постоянно присутствовать религиозная тема, как непосредственно, так и скрыто (примеры: американская газета "Крисчен Сайенс Монитор", французская "Ла Круа").

Итоги опроса экспертов

1. Состояние светской прессы, освещающей вопросы религии и религиозной жизни, в целом признается неудовлетворительным:

  • в светских СМИ отсутствует экспертный анализ современной религиозной ситуации;

  • чрезмерно преувеличивается зависимость религии от политики;

  • искажается картина религиозной жизни страны; в основном распространены две тональности в публикациях: благодушная и скандальная;

  • присутствует тенденциозность в освещении религиозных проблем, предвзятость журналистов.

Конфессиональная пресса также остается на низком профессиональном уровне:

  • отсутствует объективный взгляд на религиозную ситуацию;

  • наблюдается преобладание конфессиональных изданий "консервативно-охранительного направления", которые отличаются агрессивным характером по отношению к иным позициям, взглядам;

  • СМИ не используются религиозными организациями для распространения веры, привлечения адептов.

2. Светская и конфессиональная пресса в целом освещают практически все значимые в религиозной сфере темы. Однако делают это поверхностно и зачастую необъективно. Среди приоритетных тем, которым следует уделять большее внимание, называются: реальное место религии в жизни общества, права верующих, проблема религиозной мотивации людей, религиозное образование, экономическая деятельность религиозных организаций, церковно-приходская жизнь, популяризация вопросов богословия, церковной истории, религиозное образование церковных служителей, рукоположенных в последние годы.

Особое внимание следует уделять проблемам взаимоотношения государства и религиозных организаций: представлять мировой опыт, исторический опыт. Эти проблемы должны быть открыты обществу.

Для этого, по мнению экспертов, необходимо:

  • создать орган при правительстве РФ или Администрации президента, который бы целенаправленно занимался религиозными организациями и религиозной ситуацией в России;

  • создать при этом органе пресс-центр;

  • создать общегосударственное светское периодическое еженедельное издание, которое бы освещало религиозные проблемы страны во всей их полноте.

3. СМИ пока еще не нашли оптимальной формулы освещения жизни всех конфессий. В светской профилированной прессе сложилось своего рода информационное "неравноправие", которое выражается в перекосе объемов внимания в сторону православия. Эксперты единодушны в том, что это нормальная ситуация, которая обусловлена историческими причинами, информационными запросами аудитории, невежеством журналистов ("не знают ничего другого"), а также информационной пассивностью "малых" религий ("должны сами создавать информационные поводы"). Подобная ситуация складывается и во многих европейских странах, где в религиозном поле есть конфессия-доминанта.

Основная часть негативных материалов именно о православии ("у православия и это плохо, и то плохо") просачивается в СМИ вследствие перекоса внимания к "религии большинства", в то время как скромные объемы информации в отношении других вероисповеданий не дают простора для полноценного их освещения, и складывается впечатление, что они "априори хорошие". Однако искусственно регулировать объемы информации о разных религиях, насильно обеспечивать им равное представительство в прессе с позиции пропорциональности не следует, тем более что никаких "квот" не предлагает и законодательство страны (Конституция, закон о СМИ). Как считают эксперты, сложившийся информационный дисбаланс быстро изменить нельзя, должно пройти время. А выход из создавшейся ситуации надо в первую очередь искать в преодолении кадровых проблем. Просвещенные журналисты и религиоведчески подготовленные специалисты могли бы грамотно формировать спектр религиозных тем в своих СМИ, уделяя внимание всем конфессиям.

4. Светские СМИ вообще не должны заниматься поддержкой каких-либо вероисповедных групп, ни больших, ни малых конфессий, ни религиозных организаций. Это не задача журналистов и не роль прессы, которые должны соблюдать нейтралитет и представлять с равным уважением и терпимостью разные взгляды, в том числе неверующих и внецерковных людей.

5. Поликонфессиональность российского общества и складывающиеся в мире новые векторы противостояния актуализировали проблему межконфессионального диалога. К сожалению, в своей массе российские СМИ, как светские, так и конфессиональные, не способствуют такому диалогу, не участвуют они и в формировании цивилизованных взаимоотношений между вероисповедными сообществами. Сфера религиозной коммуникации не отличается объективными, взвешенными подходами. Обнаруживается стремление к радикальным определениям, к навешиванию ярлыков, демонстрирует примеры нетерпимости к иноверцам. Примеров диалога и в прессе, и в электронных СМИ встречается немного (эксперты положительно оценили в этом плане газету НГР).

6. После событий 11 августа повышенное общественное значение приобрела проблема освещения в СМИ межрелигиозных конфликтов, подача которых должна быть предельно тщательной, четко выверенной. СМИ в этом контексте политически ответственны перед всем обществом, и то, как они пишут об исламе и христианстве, о религии и политике, о вере и неверии, становится вопросом не только профессионализма, но жизни и смерти.

Особую роль в освещении межрелигиозных конфликтов эксперты отводят светской прессе, которая должна быть строго объективной и не выносить суждений о том, кто еретик, а кто – нет: "дело прессы – информировать читателя".

Эксперты предлагают использовать для освещения межрелигиозных конфликтов следующие приемы:

  • соблюдать нейтралитет по отношению ко всем конфессиям;

  • предоставлять равное количество информации о всех конфликтующих сторонах,

  • делать акцент на светском характере российского общества,

  • призывать к чувству веротерпимости к своим религиозным "конкурентам",

  • приглашать для выступлений в СМИ тех, кто настроен на урегулирование конфликта, а не на его усугубление.

7. Недостатки деятельности СМИ в религиозной сфере связаны главным образом с низким профессиональным уровнем журналистов, с их религиозной необразованностью. Выход из создавшейся ситуации надо искать в преодолении кадровых проблем, в профессионализации журналистов. Предлагаются следующие пути решения кадрового кризиса:

  • углубленная подготовка по религиозной проблематике студентов, обучающихся в университетах по специальности "Журналистика" (как положительный опыт некоторые эксперты отметили программу на факультете журналистики МГУ);

  • организация подготовки кадров религиозных журналистов;

  • организация конкурсных программ, творческих конкурсов для журналистов, которые работают в этой теме.

Другой путь – приглашать на работу в качестве консультантов и авторов специалистов-религиоведов, создавать во всех СМИ группы экспертов. Знающие журналисты плюс религиоведчески образованные специалисты, по мнению экспертов, могли бы грамотно формировать спектр религиозных тем в своих СМИ, уделяя внимание всем конфессиям.

8. Признается, что аудитория профильных СМИ весьма немногочисленна, что все они обращены прежде всего к социальным группам, объединенным по идейно-политическим или социально-демографическим характеристикам ("Радонеж" – на православно-патриотически, ХЦОК – на либерально-демократически настроенную публику, протестантские каналы – на определенные гендерные и возрастные группы населения). Такая аудиторная определенность влияет на тематическое и стилистическое однообразие каналов, не дает им стимула для развития. Аудиторию религиозных СМИ можно расширить с помощью привлечения внимания разных социальных групп населения: с одной стороны, более образованной, активной части населения, интеллектуальной элиты, а также лиц, принимающих решения, а с другой – за счет социально незащищенных групп населения. Для этого предлагаются следующие стратегии:

  • найм на работу профессиональных журналистов;

  • расширение тематики в сторону общественно-политических, социально-экономических проблем, волнующих все слои населения;

  • изменение языка и стиля, которые не соответствуют стандартам современного человека;

  • поднятие статуса религиозной журналистики, повышение внимания к религиозным СМИ со стороны священноначалия при условии предоставления автономии редакторам этих изданий.

9. Для оптимизации деятельности религиозных СМИ предлагается перенять западный опыт и создать многопрофильные "светские" издания, учрежденные конфессиями или их приверженцами, в которых могла бы постоянно присутствовать религиозная тема, как непосредственно, так и скрыто.


[1]

С апреля 2001 года Марк Смирнов является ответственным редактором газеты "НГ-Религии".

СМ.ТАКЖЕ

книги:

Религия в информационном поле российских СМИ

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

12.12.2018

Подвиг российских католических новомучеников вспоминали на конференции в Петербурге

В РПЦ призывают администрацию Трампа в корне изменить подход к оценке религиозных свобод

В Русской Церкви призвали патриарха Варфоломея отменить собор на Украине

Архиереям Донбасса вернули возможность пересекать линию разграничения

Украинский суд подтвердил незаконность отказа Минюста регистрировать уставы УПЦ

Состоялось заседание Объединенного диссертационного совета по теологии

Состоялась встреча ректора Московской духовной академии и директора Института мировой литературы РАН

11.12.2018

О чём говорил Щипков (62)
Релиз 62-го выпуска программы "ЩИПКОВ" на ТК "СПАС"

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

11.12.2018

Аргументы недели:
Аркадий Минаков
Столетие Солженицына

09.12.2018

Православие.RU:
Протоиерей Владимир Вигилянский
Протоиерей Владимир Вигилянский: "Я бы никогда не стал разговаривать с тележурналистом Владимиром Познером"

07.12.2018

Санкт-Петербургские ведомости:
Сергей Рукшин
Не реформировать ли реформы

16.11.2018

Официальный сайт Московского Патриархата:
Митрополит Волоколамский Иларион
Митрополит Волоколамский Иларион: Действия Патриарха Варфоломея не излечивают раскол, а углубляют его

10.11.2018

Русская народная линия:
Андрей Сошенко
Русская Идея в отражении XXII Всемирного Русского Народного Собора

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Вольфсбург видео болельщики фанаты эвертона устроили драку с болельщиками.
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты