поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Материал
27 июня 2005  распечатать

Илья Горячев

Македонско-сербские отношения в свете церковного кризиса

История раскола

Православный духовный центр Македонии — Охридская епископия существовала как Автокефальная Церковь несколько веков, до второй половины XVIII века. Во второй Югославии, созданной после Второй мировой войны македонцы коммунистическими властями официально были признаны особым народом, имеющим свою особую историю и свой язык.

В 1958 году в древнем церковном центре — Охрид состоялся церковный собор македонского духовенства (на нем не было ни одного архиерея), который объявил о восстановлении Охридской митрополии и о самочинном основании Македонской Церкви. В 1959 году состоялся Собор Сербской Церкви, который не признал македонскую автономию. И в 1966 году Македонская Церковь вновь потребовала автокефалии от Сербской Церкви. Это требование Архиерейский Собор Сербской Церкви отклонил и заявил, что если Македонская Церковь не прислушается и объявит автокефалию, она будет почитаться раскольнической и будет отлучена от общения. Несмотря на это, в 1967 году в Охриде была объявлена автокефалия.

Тито поддержал неканоничную церковь, так как в тот момент основным оплотом оппозиции и сербского национализма внутри Югославии была Сербская Православная Церковь. К тому же власти коммунистической СФРЮ справедливо полагали, что самостоятельная церковь будет содействовать формированию македонской нации. Это вполне укладывалось в концепцию национальной политики Тито, где приоритетным считалось размывание, раскол и денационализация Сербства, как основного препятствия на пути формирования новой единой югославянской нации. Так что Сербская церковь была практически изгнана из Македонии еще в социалистические времена. А после распада единой Югославии и создания независимой Республики Македония в 1991 г. руководство молодого государства продолжило линию на укрепление позиций пусть неканоничной, но "своей" церкви.

На протяжении девяностых годов Сербская церковь вела длительные официальные переговоры с представителями самопровозглашенной МПЦ. К 2001 г. совместная работа привела к созданию совместного проекта договора о восстановлении церковного единства. Текст проекта договора обе стороны приняли 14 января 2001 г. в монастыре св.Наума под Охридом. Сербский Священный Архиерейский Собор без единого замечания одобрил этот проект на своем рабочем заседании в мае месяце 2001 г., но со стороны Священного Синода Православной Церкви в Македонии так и не было выражено официальное отношение, ни позитивное, ни негативное. Не взирая на это, СПЦ без колебаний приняла предложение о новой встрече рабочих комиссий и продолжении диалога. В Нише, 17 мая того же года, комиссии улучшили и точнее сформулировали проект договора и довели его до формы, в которой он приемлем для всех Православных Церквей. Через несколько дней Сербский Собор опять без единого замечания принял и одобрил и этот значительно пересмотренный проект договора, но и на этот раз не последовало никакой официальной реакции из Скопье, а из средств массовой информации в Белграде узнали, что Македонский Священный Синод не принял проект договора. После этого Патриарху Сербскому Павле не осталось ничего иного, как обратиться лично к каждому македонцу, начиная с архиереев и до монахов и монахинь по монастырям и верующих по приходам во всей Македонии. 20 июня 2002 г. было обнародовано открытое письмо Патриарха, где он писал:

"С отеческой и братской любовью в едином Господе обращаемся ко всем вам и призываем каждого из вас в отдельности, как личность и как православного христианина, взять на себя свою личную и соборную ответственность пред Богом Живым и пред святой Его Церковью и вместе с нами сделать все возможное и необходимое для преодоления раскола в нашей Православной Церкви, для исцеления раны разъединения и разобщенности между нами, ради возобновления торжества братской христианской любви над злыми силами и страстями, и во славу Божию, во свидетельство истины святого Православия в сегодняшнем неспокойном мире и на духовную пользу и спасение наших душ. Сущность духовного подвига, на который нас призывает Господь, есть восстановление литургического общения и канонического единства всех вас не только с Сербской Православной Церковью, но одновременно и со всеми святыми Поместными Православными Церквями. Другими словами с совокупной православной духовной семьей, "Семьей Единородного" по словам свт. Иоанна Златоуста."

21 июня Священным Синодом СПЦ был получен ответ на обращение Сербского Патриарха от архиепископа Велешского и Повардаского Иоанна (Вранишковского), в котором говорилось, что "Архиепископ Велешский и Повардарский, со всем священством, монашеством и богобоязненным народом нашей святой митрополии, отвечая на братский призыв, направленный иерархии и верующему народу Православной церкви в Македонии со стороны Ваших Просвяшенств, извещаем Вас, что искренне, свободно и ответственно принимаем предложенное литургическое и каноническое единство с Сербской Православной Церковью".

Архиепископ Иоанн был назначен патриаршим экзархом СПЦ во всех епархиях Охридской архиепископии.

Как в Сербии, так и в Македонии вопрос церковной принадлежности является вопросом политическим и решается на высшем уровне. Сербское руководство целиком и полностью поддерживает устремления Св. Синода СПЦ по уврачеванию раскола, македонские же власти с не меньшим рвением защищают МПЦ, иногда даже с помощью силы. Так в ночь на 16 октября 2004 года по распоряжению македонских властей был разрушен монастырь св. Иоанна Златоуста в окрестностях города Битола. Этот монастырь подчиняется верной СПЦ Охридской архиепископии.

Около 500 полицейских, прибывших из Скопье, окружили монастырь, в котором в тот момент находился глава архиепископии митрополит Иоанн (Вранишковский) и 10 монахов и монахинь. Затем несколько бульдозеров сравняли с землей монастырь. По официальной версии, сооружение было разрушено, так как его построили без разрешения властей.

20 октября того же года македонские власти издали распоряжение о сносе еще одного сооружения – церкви в деревне Лузани. Глава государственного комитета по связям с религиозными организациями доктор Мояновский отказался в тот момент комментировать эту информацию.

Здание монастыря св. Иоанна Златоуста находилось в деревне, ни одно из пятидесяти зданий которой не было построено с разрешения властей, однако снесен был только монастырь. Участок земли, на котором он был сооружен, принадлежит родителям митрополита Иоанна – Аргире и Галине Вранишковским.

Митрополит Иоанн заявил, что на следующий день после уничтожения монастыря он отправился в земельное управление Битолы и потребовал предъявить ему ордер на снос здания, однако чиновники заявили, что никакого ордера местное управление не выпускало, а распоряжение о сносе поступило непосредственно из столицы.

Власти Македонии отказываются признать существование на территории страны какой-либо юрисдикции, кроме Македонской Православной Церкви. Похоже, для македонской политической элиты, независимо от их партийной принадлежности, Охридская архиепископия представляется более опасной, чем албанские экстремисты, наводнившие страну и точно также взрывающие православные храмы, безотносительно их принадлежности – СПЦ или МПЦ. Понять причины непоследовательных действий МПЦ, можно проанализировав ситуацию, сложившуюся в македонской политической элите и ее связь с раскольничьей церковью.

Македонская политическая элита

Долгое время власть в стране принадлежала объединенной партии ВМРО-ДПМНЕ. Партия была создана в 1990 году в результате объединения появившейся ранее в Македонии ВМРО (сокращение от Внутренняя македонская революционная организация, историческая революционная группа, существовавшая в конце ХІХ – начале ХХ века) и созданной македонскими эмигрантами в Швеции Демократической партии македонского национального единства (ДПМНЕ). В начале девяностых годов к новой партии присоединился и стал ее председателем один из лидеров другой македонской национальной партии – МААК (Македонская акция) – Любчо Георгиевский, будущий премьер-министр.

ВМРО, сотрудничавшей в 30-е годы с хорватскими фашистами–усташами в борьбе против королевства Югославия (так, в 1934 г. боевиками ВМРО при помощи усташей Анте Павелича в Марселе был убит король Александр Карагеоргиевич) и сегодня легче найти общий язык с албанскими партиями, пойти на уступки албанцам, чем наладить инструменты взаимодействия с коллегами из Сербии, Болгарии, Греции. Так было в 1998 г., когда ВМРО пошло на сделку с албанскими партиями и приняло Закон об амнистии, позволивший многим албанским радикалам выйти на свободу. Тогда же албанцы получили более значимые посты в правительстве, несколько министерских портфелей. Так было во время выборов 1999 г., когда на пост президента был выдвинут приемлимый для албанской общины Трайковский.

Методист по рождению, Борис Трайковский был человеком религиозным, в своей Объединенной Методистской Церкви (ОМЦ) – крайне малочисленной в Македонии, он исполнял обязанности пастора ОМЦ. Его политический взлет был достаточно быстрым – в 1997 году он стал советником мэра Скопье – македонской столицы, а уже в 1999 г. на выборах он был выдвинут кандидатом на пост президента от ВМРО-ДПМНЕ. На прошедшем голосовании Трайковский получил более 90% голосов. На тот момент он был куда более приемлимой фигурой для албанской общины страны, чем лидер партии – Любчо Георгиевский, ведь тот был православным.

Именно при Трайковском МПЦ во главе с митрополитом Стефаном была вынуждена резко активизировать контакты с Ватиканом. В ходе визита македонской делегации во главе с президентом Трайковским в Ватикан предполагалось, что глава МПЦ митрополит Стефан пригласит папу Иоанна Павла Второго в гости и это послужит укреплению авторитета, как Македонии в целом, так и МПЦ в частности, в мире (но не в православном мире, конечно же).

Однако, все обернулось большим скандалом. Когда делегация Македонии в составе 86 человек уже прибыла в Ватикан на аудиенцию, внезапно выяснилось, что администрация президента в буквальном смысле слова забыла Первоиерарха Македонской ПЦ митрополита Стефана с сопровождавшими его четырьмя архиереями в гостинице, не заказав для них транспорт. Пытаясь выйти из затруднительного положения, организаторы визита позвонили в отель и предложили архиереям приехать в Ватикан на такси, но архиепископ Стефан это сделать отказался. Большего унижения для православных жителей своей страны Трайковский не смог бы изобрести при всем желании. А архиепископ Стефан на прием к Папе, в конце концов, пусть и на следующий день, но попал. Однако приглашать Понтифика в Македонию от своего лица уже не решился.

Эта история наглядно показывает отношение правящих македонских кругов к своей "карманной" церкви. Полный симбиоз государства и церкви, причем церковь находится в подчиненном положении. На всем протяжении девяностых – двухтысячных годов политика Македонии это политика уступок всем – НАТО, Ватикану, албанцам. Всем, за исключением СПЦ в религиозном вопросе.

Политика уступок албанцам уже привела к боевым действиям 2001 г. и последующим позорным Охридским соглашениям. На переговорах в Охриде албанской стороне удалось добиться значительных политических уступок, которые должны были быть закреплены в конституции Македонии. Это – дальнейшая децентрализация управления, проведение новой переписи населения, которая должна была зафиксировать изменение демографической ситуации в пользу албанской стороны, предоставление албанскому языку официального статуса в районах, где доля албанского населения составляет не менее 20%, а также увеличение доли немакедонского, прежде всего, албанского населения страны в официальных органах, в особенности в местных полицейских структурах. Парламент, где ведущие позиции принадлежали ВМРО-ДПМНЕ одобрил 15 поправок к конституции страны 16 ноября 2001 г., а еще раньше, в октябре, президент Борис Трайковский объявил амнистию всем албанским боевикам якобы "сложившим оружие".

При этом албанский фактор является основной опасностью для современной пока еще славянской и православной Македонии. В первую очередь это опасность демографическая. Албанцы, переживающие демографический взрыв, вкупе с идеологией "Великой Албании" и агрессивной исламистской риторикой представляют наибольшую угрозу для Балкан сегодня. Причем, в случае если Македонские власти не изменят свой внешне- и внутриполитический курс в ближайшее время, ориентированный на конфронтацию с другими православными славянскими государствами и верными СПЦ верующими внутри страны, то первой жертвой албанцев будет именно маленькая, слабая Македония.

Все территории контролирующиеся албанцами сегодня – это земли погрязшие в анархии и криминале – 80% дохода албанской общины в Косово и Албании приносит практически узаконенное производство наркотиков, торговля оружием и рабами. Все это замешано на своеобразном Исламе (так называемый "облегченный" Ислам), ненависти к Православию, славянам и стремлению к экспансии и доминированию в регионе.

Бывший посол Македонии в России, доктор философских наук Димитар Димитров в своей работе "Антропологический взгляд на албанский экстремизм" писал: "Лучшая жизнь албанцев в Македонии предусматривает раздел в потреблении македонских благ, что, с македонской точки зрения, является лишением, завоеванием, переходом македонского в албанское, т.е. албанизацией. Когда демографическая, географическая, экономическая, социальная экспансия перерастут в политическую экспансию и приобретут вид требований передела (части) Македонии в пользу Албании, тогда определенно посягательство коснется именно преимуществ Македонии, того, что отличает ее как обетованную землю от Косова и Албании, мест, где жить нельзя. Открывается "перспектива" ее сведения до уровня Косова и Албании, что означает ее уничтожение и как европейской цивилизационной модели и как правового государства".

Позже Трайковский стал проявлять большую жесткость в албанском вопросе и со временем, премьер Георгиевский стал ассоциироваться с более либеральными силами, а сам Трайковский с националистами. Вполне возможно, это и стало причиной его гибели.

26 февраля 2004 года президент летел в своем самолете на региональную экономическую конференцию, которая должна была пройти в Мостаре (Мусульмано-Хорватская Федерация/Босния и Герцеговина). Его самолет разбился примерно в 70 км от боснийской столицы Сараева. Никто из бывших на борту людей не выжил. Шесть человек, сопровождавших Трайковского, и два члена экипажа также погибли. При этом, контингент французского UNPROFOR, контролировавший аэропорт Мостара на следующий же день был заменен. Военнослужащим запретили давать интервью и сразу же перевели обратно во Францию. Но некоторые подробности все же стали известны – вопреки всем правилам Мостар вел переговоры не на международном английском, а на французском, которого пилоты македонского самолета не знали. Сама же запись переговоров и черные ящики самолета были изъяты т.н. "миротворцами" и засекречены.

Напомню еще раз – Трайковский упал над мусульманской территорией. А связи албанцев с славянами-мусульманами как в Боснии, так и на юге Сербии хорошо известны. Так что разбился самолет или был сбит – вопрос открытый.

После гибели Трайковского и победы на досрочных апрельских выборах Бранко Црвенковского, лидера, представляющего партию парламентского большинства (в 2002 г. коалиция ВМРО-ДПНМЕ уступила лидерство блоку "Вместе за Македонию!", где основной являлся Социал-демократический союз Македонии Црвенковского) отношение к СПЦ не изменилось.

21 сентября 2004 года македонская полиция запретила въезд в страну епископу Рашко-Призренскому Артемию и игумену монастыря Баньска протосингелу Симеону, намеревавшимся проехать через территорию Македонии в Фессалоники (Греция). При этом полицейские сообщили, что "владыке Артемию не разрешены ни въезд, ни транзит через Республику Македонию".

На вопрос о том, является ли это официальным распоряжением или личной позицией представителей пограничной службы, македонские полицейские показали письменное распоряжение МВД Македонии от 2 июня 2004 года, в котором говориться, что "по просьбе Македонской Православной Церкви МВД Македонии приняло распоряжение, запрещающее въезд и проезд по территории Македонии лицам указанным в специальном приложении". По словам владыки Артемия в этом списке, как минимум, двадцать имен епископов Сербской Православной Церкви, которым запрещен въезд в Македонию даже, если они направляются транзитом в Грецию. "Это распоряжение официальных государственных органов Республики Македонии, – говориться в информационном сообщении, – принятое по требованию тзв. Македонской Православной Церкви, является непосредственным доказательством того, что официальные государственные органы в Скопье принимают распоряжения дискриминационного характера, без какого бы то ни было законного основания по требованию раскольничьих епископов… Такое распоряжение и наличие "черных списков" епископов, которым запрещен проезд через Македонию, только из-за их религиозной и этнической принадлежности, не только противоречит законам Македонии, но представляет собой грубое проявление нарушения международных договоренностей о правах человека и религиозной свободе".

А месяцем раньше, в августе 2004 г. суд города Битола на юге Македонии приговорил архиепископа Охридского Иоанна к восемнадцати месяцам тюремного заключения. Впервые Архиепископ Иоанн был арестован во время богослужения в воскресенье 11 января того же года в Битоле. Прервав богослужение, полиция также задержала четырех монахов, семь монахинь и студента богословия из Болгарии, обучающегося в Греции. Причиной ареста явилось "незаконное проведение богослужения". Все задержанные были подвергнуты допросу, спустя 24 часа после ареста они были освобождены. Вскоре архиепископ Иоанн был вновь арестован по обвинению в распространении национальной, расовой и религиозной вражды.

На воскресном богослужении тогда присутствовало около 30 верующих, среди них представители четырех монастырей Македонии, объявивших о скором присоединении к Охридскому экзархату. Последнее явилось одним из поводов для того, чтобы арестованным – пытавшимся склонить верующих на сторону Охридского экзархата – было предъявлено обвинение в разжигании религиозной вражды.

Заключение

"Если между Македонией и ее православными соседями (Сербией, Болгарией, Грецией) отсутствует единое духовно-религиозное пространство – отмечает Е.А.Степанова – к.и.н. ст. н. Сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН – прежде всего в силу неканоничного характера Македонской православной церкви, не признаваемой остальным православным миром, то в том, что касается ислама, налицо не просто близость, а полное духовно-религиозное родство албанцев Македонии, Косова, Албании и Южной Сербии".

Таким образом, ключевым моментом во взаимоотношениях Республики Македония и ее соседей является вопрос конфессиональный – принадлежность и самоидентификация Македонской Православной Церкви. Причем данный вопрос Церковь и ее члены не могут решать сами, пример митр. Иоанна показал это. В подобных условиях, выживание Македонии как славянского, православного государства, возможно лишь в случае совместных действий с коллегами из силовых ведомств соседних славянских, православных стран. Но для этого необходимо либо кардинальное изменение политического курса македонской политической элиты, либо ее замена. А нынешние власти Македонии пристально следят за процессами внутри Церкви и жестко пресекают любые попытки воссоединения с матерью-церковью.

На Архиерейском Соборе Сербской Православной Церкви, прошедшим 15 – 26 мая сего года был принят следующий томос (решение): "Согласно протоколу № 20 от 6 мая 2005 г., принятому Архиерейским Синодом Православной Охридской архиепископии, с епископами, священниками раскольнической македонской православной "церкви", основанной в 1967 г., и с верными, остающимися в общении с ними, Святой Архиерейский Собор прекращает всякий вид богослужебного общения. Общение прерывается и с народом в Македонии, который останется в религиозном единстве с епископами и священниками раскольнической организации в Республике Македония, ложно именующей себя "Церковью"".

В ответ на это македонский МИД направил ноту протеста в Белград, в которой заявил, что подобные шаги являются отрицанием идентичности македонской нации. А оппозиционная ВМРО призвала в Парламенте к запрету публичной трансляции сербской музыки на территории Македонии (идентичное предложение выдвигалось в свое время львовскими властями по отношению к русской музыке).

Таким образом, на сегодняшний день македонская элита в борьбе за единство страны видит своих противников исключительно в лице православных соседей – Сербии, Болгарии, Греции. Их обвиняют в отказе признать самобытность македонского народа, языка, культуры, церкви. Албанский же фактор, более всех других угрожающий стабилизации на Балканах, практически полностью игнорируется, а проблемы с албанским меньшинством решаются путем уступок. Еще одним подтверждением этому стало заявление лидера Демократической партии Албанцев (ДПА) в Македонии Арбена Джафери 6 июня. В эфире косовского телеканала "Кохавизия" он рассказал о своей беседе с бывшим премьером Любчо Георгиевским, в ходе которой обсуждался вопрос раздела Македонии на албанскую и славяно-македонскую части. Джафери сказал, что он обсуждал раздел страны и с другими политиками – сербами и хорватами на – на различных международных форумах как официально, так и неофициально. Лидер ДПА считает, что "на этой территории достаточно храбрых политиков, которые понимают, что без подобной терапии не возможно излечение организма, коим являются Балканы. Эта проблема не может быть решена только в Македонии, а должна решаться и на Косово и в Боснии".

"Очевидно, что Охридские соглашения не дают возможности для создания мультиэтнического государства в Македонии", утверждает Джафери. При этом оппозиционный ныне политик Любчо Георгиевски утверждает, что после вооруженных столкновений между албанцами и македонцами в 2001 году подобные темы ни разу им не обсуждались.


ЩИПКОВ
НОВОСТИ

12.11.2018

О чём говорил Щипков (58)
Релиз 58-го выпуска программы "ЩИПКОВ" на ТК "СПАС"

Путин подчеркнул важность развития дружеских отношений РФ с мусульманскими странами

Собор Сербской церкви осудил действия Константинополя на Украине

Пострадавшую от поджога часовню в Тушино восстановят и подарят другому приходу

Встреча Порошенко с епископатом УПЦ по настоянию митрополита Онуфрия пройдет в Киево-Печерской лавре – СМИ

Патриарх Кирилл направил за границу первого священника в ответ на действия Константинополя

Кардинал Шёнборн: Надеюсь, что силы единства в Православной Церкви будут сильнее, чем силы разделения

Православная церковь Чехии и Словакии обещает поддержку канонической УПЦ

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

10.11.2018

Русская народная линия:
Андрей Сошенко
Русская Идея в отражении XXII Всемирного Русского Народного Собора

04.11.2018

Русская народная линия:
Анатолий Степанов
Новое соборное послание народу
О трех важных посланиях обществу Всемирного русского народного собора...

01.11.2018

Тетради по консерватизму. № 1. 2018:
Игумен Виталий (Уткин)
Мифология истории, народность и Православие в концепции графа С.С. Уварова (к разработке проблемы)

29.10.2018

Накануне.RU:
Анна Смирнова
"Экспертиза катастрофы". Реформам образования поставят оценку

25.10.2018

Наша Вологда:
Валерий Есипов
Книга, обманувшая мир?

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты