поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка

21 июня 2020 :: Протоиерей Вадим Леонов, иеромонах Иоанн (Лудищев)

Православное пастырство: развеиваем дымовые завесы

Ответ на статью протоиерея Павла Великанова и иерея Стефана Домусчи

Благодарим уважаемых протоиерея Павла Великанова и иерея Стефана Домусчи за быстрый отклик на призыв протоиерея Вадима Леонова "к конструктивной дискуссии на важную церковную тему"[1]. Их ответ свидетельствует, что заявленная тема действительно актуальна, а цель первой статьи – "стремление сфокусировать церковное внимание на этой проблеме" – уже частично достигнута.

Напомним уважаемым читателям, что "детонатором" данной дискуссии стали слова отца Павла, произнесенные им на Ученом совете Сретенской семинарии 13 февраля, о том, что многие священники "неконкурентоспособны" в сравнении с психологами. После этого наметились и соответствующие изменения в процессе пастырской подготовки в магистратуре Сретенской семинарии, из чего стало ясно, что вышеуказанные слова не были брошены на ветер. Данная фраза в ответной статье так и не была им прокомментирована. Что отец Павел в нее вкладывает, и согласен ли с данной формулировкой отец Стефан? Надеемся, что в следующей статье они это прояснят.

Мы глубоко признательны сайту "Православие.ру" за предоставленную возможность вести открытую дискуссию. Уважаемые отец Павел и отец Стефан достаточно подробно изложили в своей статье[2] имеющиеся у них представления по данной теме, которые мы позволим себе прокомментировать, предложив и новые вопросы.

Часть I. Факты

1. Искажения

В своей статье уважаемые авторы пытались нивелировать тот факт, что среди членов новообразованной кафедры "Пастырского душепопечения" Сретенской семинарии пастырей меньше или приблизительно столько же, сколько и светских людей, при этом более 40% членов пастырской кафедры не имеют хоть какого-нибудь богословского образования.

Для этого уважаемые отец Павел и отец Стефан подменили предмет обсуждения: вместо состава кафедры стали обсуждать состав всех преподавателей пастырского отделения магистратуры. Очевидно, здесь сделан расчет на неподготовленного читателя, который данной подмены не заметит, а дальше производится манипуляция цифрами, которая заслуживает отдельного разбора.

Отец Павел и отец Стефан подменили предмет обсуждения: вместо состава кафедры обсуждают состав всех преподавателей пастырского отделения магистратуры

Поясним лишь, что кафедры – это структурные подразделения любого вуза, в которых, среди прочего, специалисты одного профиля развивают определенное научное (богословское) направление и обеспечивают соответствующую учебно-методическую деятельность. Для этого основной состав кафедры должен состоять из соответствующих специалистов, имеющих профильное образование, опыт и ученые степени.

Если же на пастырской кафедре вместе со священниками собраны психологи и работники СМИ, то какое научное или богословское направление получится из этого разнородного собрания уважаемых людей? Пастырство? Очень сомневаемся, но еще одна иллюстрация к известной басне И.А. Крылова получится точно.

Надо признать, что при желании указанную проблему можно было бы легко решить. В Сретенской семинарии есть кафедра "Общих гуманитарных дисциплин", которая объединяет специалистов по педагогике, психологии, психиатрии, философии, культурологии. Сюда же органично могли бы войти и вновь приглашенные преподаватели из сферы психологии и СМИ, которых можно было бы приглашать для обсуждения междисциплинарных тем, в том числе и на пастырскую кафедру.

Однако цель у новой администрации, видимо, иная – повысить "конкурентоспособность" нового поколения священников за счет психологов и журналистов, поэтому и место для них определено на кафедре "Пастырского душепопечения".

Если же говорить о пастырском отделении магистратуры в целом, то там, естественно, ведут свои занятия не только священники. Вспомогательные дисциплины (иностранные языки, история, искусство, литература, психология и т.д.) прекрасно преподают светские специалисты, которые базируются на разных кафедрах. Для преподавания таких предметов не нужен священный сан или высшее богословское образование. Поэтому если рассматривать общий преподавательский состав семинарии или одного из направлений магистратуры, то там, разумеется, не требуется, чтобы большая часть преподавателей были священнослужителями.

Для наглядной демонстрации, каким образом уважаемые авторы искажают смысл фраз и манипулируют содержанием, приведем пару примеров.

В статье отца Вадима написано: "В состав новосозданной кафедры вошли...", дальше речь идет только о составе кафедры. А в ответных рассуждениях уважаемых авторов незаметно речь переводится на другое структурно-организационное подразделение семинарии – пастырское отделение магистратуры: "Особенно отец Вадим сетует на то, что педагогический состав был увеличен и священники составляют в нем меньшинство. Действительно, добавились преподаватели по специализированным дисциплинам, но что же со священниками – если говорить о конкретных цифрах? Оказывается, что в прежнем профиле их было столько же, сколько мирян – 11, в то время как в новом профиле их будет 16. То есть в полтора раза больше. Более того, из числа преподавателей предыдущего пастырского профиля в священном сане все до одного продолжат преподавание. Включая самого отца Вадима с его авторским курсом "Православная антропология". Преподавателей, не имеющих священного сана, также будет 16. Таким образом, никакого крена в педагогическом составе в сторону увеличения числа мирян за счет уменьшения духовенства не произошло". Таким образом создается ложное впечатление, будто бы предметом дискуссии является одно и то же.

Точно такую же манипуляцию производят уважаемые авторы и с наличием богословского образования, смещая центр внимания с кафедры на профиль: "Крайне острой проблемой автору видится отсутствие базового богословского образования у большей части преподавателей. В прошлом профиле оно было у 13 из 22 преподавателей. В новом профиле – богословское образование есть у 19 из 32. Соотношение, как мы видим, такое же: имеющих базовое богословское образование чуть больше половины. И снова приходится признать, что никакой "секуляризации" профиля не происходит".

Без сомнений, если бы нам пришлось преподавать риторику или логику, эти примеры можно было использовать как хрестоматийные для разбора содержательных подмен и манипуляций.

Слово "кафедра" в рассуждениях уважаемых авторов о соотношении разных групп преподавателей не встречается ни разу

Стоит отметить, что слово "кафедра" в контексте рассуждений уважаемых авторов о соотношении разных групп преподавателей не встречается ни разу. Еще раз повторимся, что на профиле магистратуры преподают самые разные специалисты, при соблюдении определенных условий – это нормально. И соотношение 50% на 50% особых вопросов не вызывает. Но на ведущей кафедре, если мы хотим хоть как-то соответствовать нормам высшего образования, должны быть специалисты конкретного направления, по крайней мере их должно быть большинство, и они должны обладать соответствующим образованием, чего мы на новообразованной кафедре "Пастырское душепопечение" не наблюдаем.

В своей статье отец Вадим обсуждал новую пастырскую кафедру, но не рассматривал содержательную структуру всего пастырского профиля магистратуры. Отец Павел и отец Стефан, стараясь незаметно перевести обсуждение с кафедры на весь магистерский профиль, убеждают, что смещение содержательных акцентов в сторону психологии и медиа в новой программе несущественное. Давайте рассмотрим этот вопрос более детально. Это будет новым вкладом в развернувшуюся дискуссию.

Сначала ознакомимся с содержательной структурой преподаваемых предметов по основным содержательным блокам: 1) Церковное пастырство, 2) Миссионерство, 3) Психология, 4) СМИ и медиа, а также с соответствующей учебной нагрузкой (сразу поясним понятие ЗЕТ (зачетная единица трудоемкости) – единица измерения трудоемкости учебной работы и других мероприятий образовательной программы или учебного плана).

Содержание магистерской программы "Пастырское богословие" (2015 год)

Церковное пастырствоМиссионерствоПсихологияСМИ и медиа
40 ЗЕТ26 ЗЕТ9 ЗЕТ7 ЗЕТ
Толкования сложных мест Священного Писания – 2Сравнительный анализ огласительных, катехизических и миссионерских систем – 2Учебная практика (психологические занятия) – 9Логика и теория дискуссии – 2
Религиозная философия в пастырском служении – 2Проповедь Евангелия в современном мире – 3Учебная практика – 3
Практический опыт выдающихся пастырей Православной Церкви XIX–XXI вв. – 4Миссионерские аргументы в атеистической, инославной и богоборческой среде – 3Производственная практика – 2
Методология душепопечения – 13Опыт миссии в Римско-католической церкви – 2
Семинар с приглашенными лекторами: пастырский опыт современных священнослужителей – 4Священное Писание и святоотеческое наследие как основа духовной жизни, катехизации и миссии – 4
Роль и место святоотеческих писаний в образовании пастыря и в практике пастырского душепопечения – 4Искусство, литература и культура как тема для миссии – 2
Пастырские аспекты христианской антропологии – 2История России как тема для миссии – 2
Производственная практика – 9Методология и система евангельских кружков – 2
Введение в историософию – 2
Проповедь Евангелия детям и христианское воспитание – 2
Христианские образы и ценности в современных литературе и искусстве – 2

Содержание магистерской программы "Пастырское душепопечение в современном мире"[3] (2020 год)

Церковное пастырствоМиссионерствоПсихологияСМИ и медиа
23 ЗЕТ28 ЗЕТ23 ЗЕТ11 ЗЕТ
Пастырская аскетика в контексте святоотеческого богословия – 3Искусство, литература и культура как тема для миссии – 3Христианство и психология – 3Миссия PR в условиях современной системы коммуникаций – 2
Пастырское душепопечение и консультирование – 4Миссионерский опыт в современном католичестве и протестантизме – 2Психология веры – 2Миссия Церкви в информационном пространстве – 2
Пастырские аспекты христианской антропологии – 2Практика осмысления веры в контексте культуры – 3Психотерапия на современном этапе – 2Социально-политические аспекты религиозной жизни – 2
Канонические аспекты пастырской деятельности – 2Православное богословие в современном религиозно-философском контексте – 4Психология общения – 3Логика и теория дискуссии – 2
Практика по изучению сложных мест Священного Писания – 5Современные псевдорелигиозные культы и практики – 2Введение в психиатрию – 3Практика по PR-технологиям – 3
Практика по изучению опыта выдающихся пастырей XIX–XXI вв. – 2Естественнонаучная апологетика и биоэтика – 2Аддиктология – 2
Учебная практика по получению первичных профессиональных умений и навыков – 3Вызовы христианской вере в миссионерской перспективе – 4Богословие семьи и семейная психотерапия – 2
Организация приходского служения мирян – 2Библейский текст в современной пастырской и миссионерской практике – 2Практика приобретения навыков индивидуальных бесед – 6
Проповедь Евангелия детям и христианское воспитание – 1
Практика по изучению святоотеческих принципов катехизации – 2
Практика работы в библейских кружках – 2
Религиозная философия – 1

Обобщенно соотношение изменений по затратам учебного времени можно представить на таком графике.

Что мы видим? Радикальное изменение претерпел раздел дисциплин, обозначенный как "Церковное пастырство", включающий в себя изучение Священного Писания в пастырском аспекте, освоение святоотеческого аскетического и пастырского наследия – это фундамент православного пастырского служения. Он уменьшился в 1,7 раза.

За счет этого более чем в 2,5 раза увеличилось преподавание психологических дисциплин и в 1,6 раза – дисциплин, относящихся к медиасфере. Изменения в объеме миссионерских занятий произошли незначительные. В новой программе объем учебной нагрузки на изучение пастырства и психологии практически совпадает.

После изучения этих данных невероятно странными выглядят следующие рассуждения уважаемых отца Павла и отца Стефана: "Количество ориентированных на пастырскую подготовку дисциплин. В новой программе их 18, количество осталось таким же, как и в прежнем учебном плане, а вот если считать в часах – отведенное на них время существенно увеличилось". Как они насчитали 18 пастырских дисциплин?

Как же авторы смогли насчитать 18 пастырских дисциплин?

Это интересный вопрос, ответ на который покрыт тайной. Скорее всего сюда включили нечто из психологического и миссионерского блока. Но гораздо важнее выяснить другое: каким образом уважаемые авторы увидели в новой программе увеличение учебного времени на изучение пастырства, если оно уменьшилось в 1,7 раза?

Следующая не подтверждаемая фактами фраза уважаемых отца Павла и отца Стефана: "Все дисциплины, которые связаны с медиа, имеют меньше часов, чем одна (sic!) дисциплина, которая связана с методикой и практикой пастырского душепопечения". Группа медиа-дисциплин составляет 11 ЗЕТ. В новом учебном плане нет ни одного пастырского предмета крупнее 5 ЗЕТ. Дисциплины, "которая связана с методикой и практикой пастырского душепопечения", в новой программе нет. Если же уважаемые авторы имеют в виду дисциплину из программы 2015 года, то такое сопоставление столь же абсурдно, как сравнение живой собаки и мертвого льва.

Еще одна причина для изумления: "Так же обстоят дела и с психологическими дисциплинами, на которые в совокупности выделено время лишь немногим больше, чем на одну дисциплину, связанную с миссионерским ответом на вызовы современности". Психологические дисциплины в новой программе составляют 23 ЗЕТ. Предмет "Вызовы христианской вере в миссионерской перспективе" – 4 ЗЕТ. Трудно понять математические представления уважаемых отца Павла и отца Стефана, в рамках которых различие показаний почти в 6 (sic!) раз считается "лишь немногим больше".

Утверждение уважаемых авторов, что "одна психологическая практика" будет проходить с участием отца Вадима, не соответствует действительности, так как, согласно новой программе, ни одну из них он не проводит, что полностью подтверждается соответствующей документацией.

2. Рождение Сретенской магистратуры. Так ли всё было?

После прочтения статьи уважаемых отца Павла и отца Стефана, к сожалению, приходится признать, что с "историей и матчастью" у них также большие проблемы. Перед своими читателями они разворачивают яркую картину мучительного зарождения магистратуры в Сретенской семинарии в 2015 году, где руководство мечется в поисках правильного решения. Простите, но данное описание имеет отношение к действительности не больше, чем килька в томатном соусе к созвездию Рыб. Впрочем, это не удивительно, поскольку оба уважаемых автора в Сретенской семинарии до недавнего времени если и были, то только как экскурсанты. А что же было на самом деле?

В Сретенской семинарии не было растерянности и непонимания относительно того, как меняется духовное образование в связи с переходом на Болонскую систему, поскольку к 2015 году у нее уже был накоплен опыт в реализации программ и уровня бакалавриата, и уровня магистратуры.

К 2015 году в Сретенской семинарии уже был накоплен опыт в реализации программ и уровня бакалавриата, и уровня магистратуры

Еще в 2010 году, когда Святейший Патриарх Кирилл на Архиерейском совещании обозначил переход духовного образования на трехуровневую систему: бакалавриат – магистратура – аспирантура, в Сретенской духовной семинарии началась соответствующая работа.

Так, осенью 2010 года руководством семинарии вместе с профессором Л.И. Маршевой, имевшей большой научно-методический опыт, была начата подготовка учебного плана бакалавриата Сретенской духовной семинарии. К марту 2011 года, когда на заседании Священного Синода была одобрена концепция реформирования духовного образования, которая касалась в том числе введения в духовных семинариях бакалавриата и магистратуры, у Сретенской духовной семинарии уже имелись необходимые нормативные и методические разработки. Летом 2011 года в семинарии был осуществлен первый набор на бакалаврскую программу, а в 2015 году уже состоялся первый выпуск бакалавриата и одновременно последний выпуск специалитета (2010–2015 гг. обучения). То есть семинарией к 2015 году был полностью пройден этап введения системы четырехлетнего бакалавриата.

Когда в 2014–2015 годах Учебным комитетом Русской Православной Церкви велась работа над созданием примерного учебного плана по направлению подготовки "Теология" (для бакалавриата), в рабочую группу от Сретенской духовной семинарии вошла профессор Л.И. Маршева. В основной своей части единый учебный план для духовных семинарий, принятый и утвержденный Высшим Церковным советом и Священным Синодом в 2015 году, учитывал наработки Сретенской духовной семинарии.

Свое обоснование имело и решение о приеме обучающихся сразу на первый курс – без подготовительного отделения. Это было обусловлено высоким уровнем подготовки большинства поступающих, многие из которых уже имели высшее образование, опыт церковной жизни и церковного служения. Важно, что это соответствовало сказанному Святейшим Патриархом Кириллом, который отмечал: "Для тех поступающих в семинарию, которые еще плохо разбираются в основах православного вероучения или в недостаточной мере владеют общеобразовательными навыками, вводится подготовительный курс, на котором будут преподаваться такие предметы, как катехизис, библейская история, русский язык и некоторые другие начальные знания, которые необходимы для успешного освоения семинарской программы"[4].

Не являлась новой к 2015 году для Сретенской духовной семинарии и реализация магистерских программ. В 2015 году состоялся уже второй выпуск магистратуры (2013–2015 гг. обучения), то есть к этому времени семинарией был уже дважды осуществлен полный курс обучения студентов в магистратуре (2012–2014, 2013–2015 гг. обучения, магистерские программы "Пастырское богословие" и "Церковная история"). Поэтому к 2015 году у семинарии был уже накоплен опыт, сложилось ясное представление о специфике соотношения учебных планов и самих принципов подхода к формированию бакалаврской и магистерской образовательных программ. Важно еще раз подчеркнуть, к 2015 году в семинарии уже реализовывались образовательные программы трех уровней: бакалавриат, специалитет, магистратура.

Качество ведения образовательной деятельности было проверено в ходе инспекционной проверки Учебного комитета 5–6 февраля 2015 года, которой был засвидетельствован высокий уровень образования в Сретенской духовной семинарии на программах бакалавриата, специалитета и магистратуры. Приведем некоторые выдержки:

- "В Сретенской духовной семинарии отмечены стабильный контингент обучающихся и высокая наполняемость учебных групп";

- "В Сретенской духовной семинарии в 2014/2015 учебном году реализуются 4 образовательные программы высшего образования: ООП ВО подготовки специалиста в области православного богословия (специалист), ООП по направлению подготовки 48.03.01 Теология (бакалавр), ООП по направлению подготовки 48.04.01 Теология, профиль "Пастырское богословие" (магистр), ООП по направлению подготовки 48.04.01 Теология, профиль "Церковная история" (магистр)";

- "Учебные планы подготовки бакалавра, магистра разработаны в соответствии с Федеральными государственными образовательными стандартами 48.03.01 Теология (уровень бакалавриата), 48.04.01 Теология (уровень магистратуры)";

- "Учебные планы утверждены председателем Учебного комитета Русской Православной Церкви архиепископом Верейским Евгением";

- "В семинарии организована научная работа... комиссией отмечена высокая публикационная активность студентов и преподавателей, а также высокое качество выпускных бакалаврских и магистерских работ";

- "Подтверждением качественной организации учебного процесса являются высокие баллы тестирования выпускников, проведенного в ходе инспекционной проверки (общий результат – 4,0)";

- "Реализация образовательных программ обеспечена качественным профессорско-преподавательским составом";

- "Отмечена положительная динамика в развитии Сретенской духовной семинарии".

Именно опыт уже имевшихся магистратур учитывался при создании новых магистерских программ в 2015 году: была открыта содержательно новая программа "Пастырское богословие", изменен подход к исследованию церковной и гражданской истории в программе "Христианское учение о государстве и обществе", выделена отдельная программа богословско-филологической направленности "Церковнославянский язык: история и современность". При этом в учебных планах всех магистерских программ были общие предметы, связанные с расширением сферы основных знаний студентов по вопросам изучения Священного Писания и святоотеческого наследия, культуры и истории.

Более того, ректором семинарии архимандритом Тихоном (Шевкуновым) специально подчеркивалось, что магистратура – это "не та же самая семинария, только по второму разу". Чтобы избежать этого и возник замысел "строить обучение иного формата, с тем чтобы не просто давать студентам "корочку" об образовании и делать их авторами диссертации, которую прочтут в лучшем случае сам автор, отчасти научный руководитель и по диагонали – рецензент. Задача двухгодичной работы в магистратуре – реально помочь в пастырском служении и принести пользу Церкви". Выпускники семинарии, поступая в магистратуру, должны были уже достаточно ясно представлять тему своего исследования. Конечно, "в дальнейшем тема может быть скорректирована, но направление должно быть ясно", при этом "это должно быть исследование, что называется, с "выходом в практику""[5].

На основании данных фактов очевидно, что замечание уважаемых отца Павла и отца Стефана о "смутном представлении у большинства участников духовного образования, чем станет в реальности новая ступень – магистратура", применительно к Сретенской духовной семинарии абсолютно некорректно. Напротив, было ясное понимание результатов обучения на бакалавриате и видение преемственности этих результатов для программ магистратуры.

В июле 2017 года Сретенская духовная семинария в числе первых прошла аккредитацию магистерских программ по направлению подготовки "Теология" (уже позднее были аккредитованы магистратуры МДА – июль 2018 года, СПбДА – октябрь 2018 года).

Такова подлинная "история и матчасть" по данному вопросу.

3. Для чего нужна пастырская магистратура?

В разделе о формировании пастырского отделения магистратуры в Сретенской семинарии оторванность от реальности и необоснованность высказываний уважаемых отца Павла и отца Стефана переходит на новый уровень.

Они утверждают: якобы в понимании руководства Сретенской семинарии и отца Вадима пастырская магистратура – это ""распухший на 2 года" бакалавриат", а значит, они не осознают, что у них нет понимания, что магистратура – "качественно иной уровень, специального образования". Трудно даже предположить, что послужило основанием для подобных фантазий. Уважаемые авторы не ссылаются ни на один источник. Мы уже приводили выше слова тогдашнего ректора архимандрита Тихона, сказанные им на первом этапе, что магистратура – это "не та же самая семинария, только по второму разу". Этого было бы уже достаточно, чтобы опровергнуть миф уважаемых авторов. Но мы пойдем дальше и покажем, что же было на самом деле.

В данном вопросе руководство Сретенской семинарии строго опиралось на конкретные церковные документы. В соответствии с материалами Архиерейского Собора 2011 года в Сретенской семинарии бакалавриат – это "базовый уровень для подготовки священнослужителей", на этом уровне усиленно преподаются "предметы пастырской направленности"[6]. Магистратура предназначена "для тех, кто способен и имеет желание заниматься научной деятельностью, преподавать богословские дисциплины, осуществлять специальное служение в епархиях или центральных церковных учреждениях"[7].

Прежде всего при создании учебного плана бакалавриата в 2010–2011 гг. (при переходе от пятилетнего специалитета к четырехлетнему бакалавриату) в семинарии для обеспечения качественной и максимально полной подготовки к пастырскому служению на уровне бакалавриата постарались предельно бережно отнестись к содержанию предыдущей программы специалитета.

Вместе с основными дисциплинами была сохранена нагрузка и по важным дисциплинам пастырской направленности. Кроме того, в учебный план бакалавриата были введены такие пастырские предметы, как "Введение в специальность: святоотеческое учение о спасении", "Диаконское служение", "Пастырская психиатрия", "Пропедевтика пастырского богословия", "Пастырское богословие: практический опыт выдающихся пастырей", "Пастырский опыт современных священнослужителей: христианская семья". Полноценное освоение перечисленных курсов вполне достаточно для формирования пастыря и последующего рукоположения.

При этом предложенные дисциплины обеспечивают преемственность для программы магистратуры, предметы которой были направлены на исследование новых направлений церковной жизни на основе знаний, полученных на бакалавриате. В рамках такого преемства бакалавриата и магистратуры в Сретенской духовной семинарии и существовали действующие в настоящее время магистерские программы "Пастырское богословие" и "Церковнославянский язык: история и современность". Как и определяют основополагающие документы в сфере высшего, в том числе высшего духовного, образования, на основе базовой подготовки пастыря в бакалавриате происходило углубление и специализация на программах магистратуры. Такое образование было направлено на "подготовку священнослужителей, способных реагировать на вызовы современного общества в соответствии с Преданием Церкви, вести активную миссионерскую работу в самых разных слоях населения".

Для этого был разработан учебный план магистратуры, основу которого составляли специальные пастырские предметы, которые ориентировали студентов на изучение святоотеческого наследия и православного опыта пастырства, прививали магистрантам навыки проведения миссионерской, катехизической и просветительской работы в разных сферах общества. Значительное внимание уделялось изучению миссионерского потенциала искусства, культуры и истории.

Другими словами, если на уровне бакалавриата шла подготовка приходских священнослужителей, на уровне магистратуры пастырство являлось объектом научно-богословского исследования и развития – не столько за счет изучения новых дисциплин, сколько путем детальных разработок индивидуальных магистерских работ.

[1] Леонов В., прот. Православное пастырство и попытки его обновления // https://pravoslavie.ru/131595.html.

[2] Великанов В., прот., Домусчи С., свящ. Православное пастырство – это живая традиция // https://pravoslavie.ru/131732.html.

[3] Содержание учебного плана новой магистерской программы анализируется по его состоянию на 29 мая 2020 года.

[4] Архиерейский Собор 2 февраля 2011 г.

[5] https://pravoslavie.ru/79993.html.

[6] http://www.patriarchia.ru/db/text/1399528.html.

[7] http://www.patriarchia.ru/db/text/1399528.html.

ЧАСТЬ 2. СМЫСЛЫ И ДОМЫСЛЫ

"Глазами смотрят, и не видят" (Мк. 4: 12)

Первое утверждение в статье уважаемых собеседников сразу вызывает недоумение: "Статья прот. Вадима Леонова называется "Православное пастырство и попытки его обновления". Из названия следует, что для автора существуют два лагеря: одни на стороне православной традиции, другие – на стороне ее обновления". Зачем приписывать отцу Вадиму примитивное мировоззрение: якобы "для автора существуют два лагеря"? Понятно, что с таких позиций удобно "опровергать" оппонента, но только для окружающих это "сражение" уважаемых авторов с фантомами и миражами своего сознания выглядит странным и неубедительным. Давайте внимательно и непредвзято перечитаем название статьи: "Православное пастырство и попытки [множественное число] его обновления". Где здесь сказано о двух лагерях? Уважаемые собеседники совершают классическую ошибку non sequitur.

В статье отца Вадима обозначены три подхода к преподаванию пастырства: 1) академический, мало соприкасающийся с реальностью; 2) исследовательско-практический, который реализовывался во времена ректорства митрополита Тихона (Шевкунова) и 3) медийно-психологический, который предложен новым руководством Сретенской семинарии.

Дальнейшие пространные рассуждения, в которых уважаемые отец Павел и отец Стефан пытаются доказать, что они не "обновленцы", еще более удивительны, поскольку в названии статьи фраза "попытки обновления" использована автором в прямом смысле, без подтекста. Если уважаемые отцы увидели здесь указание на их симпатии к обновленчеству ("мы... не согласны на то место "пришедших" и "обновляющих", которое нам в статье отводится"), это странно, ибо в статье об этом не говорится и автор этого даже не предполагал.

"Осторожно! Заминировано!"

Если говорить о стиле рассуждений, то фейсбучная манера с акцентом на публику выглядит не вполне уместной при обсуждении церковных тем, но здесь ничего не поделать. Стиль у всех индивидуальный, как и почерк, поэтому готовы воспринимать содержание в любых форматах высказываний.

Более значимо другое: статья уважаемых авторов переполнена массой словесных подмен, смещений смысловых акцентов и иных манипуляций с авторским текстом отца Вадима, в ходе которых делаются абсурдные суждения, которые "логично" ему приписываются. Понятно, что полемизировать с карикатурными образами гораздо проще, чем с реальными людьми. Для рассмотрения и комментирования всего этого "богатства" фантазий понадобилось бы слишком много места, кроме того это было бы малоинтересным чтением, поэтому ограничимся только парой примеров.

1. "Обосновывая нецелесообразность изучения психологических и других дисциплин, отец Вадим пишет: "для формирования подобных специалистов необходимо концентрированное и достаточно долговременное изучение соответствующей профессиональной сферы деятельности. Скорее всего, все сведется к подготовке поколения профанов"". В цитате отца Вадима речь идет о подготовке специалистов ("квалифицированных психологов или журналистов, PR-менеджеров"), а уважаемые авторы переносят это утверждение на изучение дисциплин. Это очевидная подмена предмета дискуссии и искажение авторской позиции.

2. В разделе о необходимости PR-подготовки священников уважаемые авторы сначала сближают два понятия "приведение людей к Богу" и "работу с людьми", что уже содержит смысловые искажения: "Хочется задать встречный вопрос: а какой есть новооткрытый метод "приведения людей к Богу" помимо работы с людьми?". Здесь можно ответить, что "новооткрытый", а точнее – православный "метод" иной – через свидетельство о Боге своей жизнью, своим личным подвигом, посредством Божественной благодати. Этот способ никакого отношения к секулярным представлениям о "работе с людьми" не имеет.

Православный "метод" – иной: свидетельство о Боге своей жизнью. И это не секулярная "работа с людьми" по их "приведению к Богу"

А дальше уважаемые авторы встраивают в этот ряд и понятие PR – "связи с общественностью": "Пастырь должен уметь налаживать связи с общественностью, ведь кто, если не общественность, его паства? И это напрямую связано с миссионерской деятельностью, поскольку продвижение слова о Христе возможно, когда состоялась коммуникация, контакт с человеком или группой лиц (собственно общественностью). Связи с общественностью и есть одна из самых естественных, традиционных форм проповеди и одна из самых древних не только в новозаветное время, но и с начала человеческой истории".

Похоже, авторы не осознают, что в результате миссионерской деятельности к Богу приводят не "общественность" (обезличенную массу индивидов), а конкретных людей-личностей. Отдельные индивиды в общественной массе PR-технологам не интересны. Весьма показательно одно из широко распространенных определений PR-деятельности: "Связи с общественностью, PR (англ. Public Relations) – технологии создания и внедрения при общественно-экономических и политических системах конкуренции образа объекта (идеи, товара, услуги, персоналии, организации – фирмы, бренда) в ценностный ряд социальной группы, с целью закрепления этого образа как идеального и необходимого в жизни"[1]. Речь идет о манипуляции общественным сознанием, что является одной из форм использования людей в своих целях. Очевидно, с христианством эти технологии нравственно несовместимы.

Подобных странных смысловых искажений в статье уважаемых авторов много. Поэтому мы лишь ограничимся пожеланием для всех читателей: постарайтесь прочитать статьи отца Вадима и уважаемых авторов в полном объеме и в той последовательности, как они выходили, тогда картина дискуссии и позиции авторов будут значительно более прозрачными.

Argumentum ad hominem [2]

К сожалению, уважаемым авторам не удалось удержаться от перехода на личности, что несколько огорчает, но не станет препятствием для нашего дальнейшего диалога. Приведем один пример: "Отец Вадим принимал непосредственное участие в программе практических занятий совместно с психологами, задача которых – дать знания и выработать умения, навыки для проведения индивидуальных бесед с разными коммуникативными пастырскими задачами... и на тот момент у отца Вадима замечаний не было".

Это классический вариант ложного аргумента ad hominem tu quoque, когда пытаются доказать, что оппонент сам действует вопреки своему же аргументу. Почему аргументы такого типа ложные? Потому что независимо от особенностей личности предъявленный им аргумент может быть как истинным, так и ложным. В данном случае уважаемые авторы пытаются апеллировать к факту взаимодействия отца Вадима с психологами в рамках семинарского образования и тем самым думают обесценить его аргументацию в статье. Здесь имеет место двойная ошибка.

Первая, как было сказано выше, заключается в том, что переход на личности не имеет доказательности. А второй – что даже этот переход сделан, простите, безграмотно. Если бы отец Вадим призывал в своей статье, с одной стороны, избегать психологов, а с другой – всячески с ними сотрудничал, то уважаемые отец Павел и отец Стефан могли бы хоть и не с точки зрения логики, но с точки зрения обыденного сознания как-то упрекнуть его. Но в том-то и дело, что отец Вадим нигде не заявлял, что психологов нужно избегать и что он их сторонится. В его статье ясно сказано: "Поскольку я занимаюсь православной антропологией, которая вызывает интерес у многих психологов, то мне приходится постоянно взаимодействовать с ними в самых разных форматах (конференции, семинары, сотрудничество в решении общих проблем и т.д.)". Отец Вадим сторонник того, "чтобы на пастырском отделении магистратуры изучалась современная пастырская проблематика и на основе этого разрабатывались и внедрялись в приходскую жизнь (при необходимости – и в учебный процесс бакалавриата) методы и средства пастырской помощи, твердо основанные на святоотеческом опыте, с привлечением достижений гуманитарных наук (психологии, педагогики, психиатрии, социологии)". Это подтверждается и прежним учебным планом, где присутствует психология.

Однако в процессе взаимодействия "необходимо четкое соблюдение профессиональных границ, осознание христианской иерархии ценностей и осуществление церковных приоритетов. Как философия и филология – это "служанки" богословия, так и психология – это "служанка" в пастырской деятельности, и не дай Бог ей превратиться в "госпожу"". Именно ради того, чтобы были соблюдены "профессиональные границы", "церковные приоритеты" и "служанка" не превратилась в "госпожу", отец Вадим присутствовал на всех занятиях психологов с семинаристами и вносил – достаточно часто – существенные коррективы. Здесь дело не в каком-то любопытстве отца Вадима, а в пастырском и преподавательском долге помогать студентам в знакомстве с теми неоднозначными сферами, где их личной компетенции явно недостаточно.

Административное воздействие

Уважаемые авторы упрекают отца Вадима за то, что он инициировал общественную дискуссию по теме особенностей преподавания православного пастырства на примере преобразований в Сретенской семинарии, "на что, к слову, отца Вадима никто не уполномочивал". Признаемся, нам казалось, что время "уполномоченных" осталось в атеистическом прошлом.

Уважаемыми авторами делается предложение поговорить "со своими же давними соработниками по СДС лицом к лицу. Спокойно, по-пастырски терпеливо и рассудительно. Ради "конструктивной дискуссии на важную церковную тему"". Приведенные слова были бы правомерными, если бы отец Вадим все время молчал об этих проблемах, а затем выложил их в общественное пространство.

Однако всё было совсем иначе. После Ученого совета, состоявшегося 13 февраля, на котором отец Павел огласил новые ценности пастырского образования (психология и медиа), отец Вадим направил ему лично объемное письмо (16 февраля), где подробнейшим образом изложил свою обеспокоенность. В ответ 17 февраля он получил от отца Павла ответ, состоящий из нескольких коротких фраз, где была предложена личная встреча. Встреча состоялась, общий смысл ее такой: "не стоит беспокоиться, всё будет хорошо". Аналогичная встреча прошла и с глубокоуважаемым владыкой ректором. Отец Вадим искренне надеялся, что обозначенные проблемы будут учтены хотя бы частично, но на презентации новооткрытой кафедры "Пастырское душепопечение" все эти идеи были не только заново озвучены без каких-либо изменений, но и осуществлены: священников, психологов и журналистов объединили на одной пастырской кафедре.

После этого стало очевидно: кулуарные разговоры не имеют особого значения. Учитывая и то обстоятельство, что Сретенская семинария имеет системообразующее значение для духовного образования в Московском регионе и ее изменения не только эхом, но реальными преобразованиями отразятся в жизни других семинарий, отец Вадим счел своим долгом инициировать общественное обсуждение данной темы. Судя по тому, как много людей откликнулось на нее, данная инициатива не была напрасной.

Братские пожелания

1. Психологизация пастырской деятельности уже несколько десятилетий является проблемной областью для западного христианства. Несмотря на то, что в католических семинариях и протестантских учебных заведениях психологии уделяется внимания гораздо больше, чем в православных, это не привело к возрождению духовничества в какой-либо конструктивной форме. Наоборот, на данный момент фиксируется усиливающееся пренебрежение к исповеди в римо-католицизме, что открыто признано еще в 2011 году папой Бенедиктом XVI[3]. Западных христиан можно понять: если общение со священником вырождается в сеанс психологического консультирования, то лучше пойти к профессиональному психологу, чем к человеку, для которого данный род деятельности не является основным.

Замещение духовной работы психологической помощью приводит к тому, что "сегодня пастырское попечение во всем мире десакрализуется и деклерикализуется. Процесс этот может идти разными путями. Англосаксонский (протестантский) вариант предполагает акцент на психологическом и зачастую даже внерелигиозном аспекте пастырского попечения. Профессиональная подготовка по соответствующим специальностям включает в себя значительное количество клинической практики и масштабную теоретическую подготовку в области психологии и психотерапии"[4]. Поэтому предлагаем отцу Павлу и отцу Стефану тщательно ознакомиться с результатами психологизации пастырского служения в других странах, прежде чем внедрять нечто похожее в Сретенской семинарии.

2. Уважаемым авторам предлагаем также изучить уникальный опыт Хабаровской духовной семинарии, где с 2011 по 2015 год была предпринята серьезная попытка психологизации пастырского образования. Для этого приглашались известные психологи из Москвы и Санкт-Петербурга, были внесены существенные изменения в учебный план, но в результате от этого эксперимента сами его инициаторы отказались. Возвращение к традиционной семинарской программе произошло не по причине каких-то административных изменений, давлений или финансовых проблем[5].

Мы призываем наших уважаемых собратьев и собеседников – отца Павла и отца Стефана – не повторять чужих ошибок, а прежде всего изучать и развивать то сокровище, которым обладает Православная Церковь, сфокусироваться на главном и не рассеиваться на второстепенное, в какой бы яркой упаковке оно ни предлагалось. Красивые и новомодные слова могут сильно увлечь, но в реальности оказаться миражами, в погоне за которыми становится ясно, что существенные изменения от многократного произнесения "халва, халва..." не происходят.

[1] https://ru.wikipedia.org/wiki/Связи_с_общественностью.

[2] Argumentum ad hominem (от лат.  "аргумент к человеку") – логическая ошибка в рассуждениях, при которой аргумент оппонента опровергается не контраргументом, а указанием на характер, мотив, поведение, поступок или другой атрибут лица, приводящего аргумент.

[3] Бенедикт XVI озабочен растущим пренебрежением католиков к исповеди // https://sedmitza.ru/text/1990891.html.

[4] Краткий обзор данных тенденций в западной пастырской деятельности содержится в статье преподавателя ПСТГУ: Алексин К.В. Пастырское попечение как дисциплина и направление подготовки // Вестник Русской христианской гуманитарной академии. 2018. Т. 19. Вып. 3. С. 240–248.

[5] Об этом частично рассказал архиепископ Ефрем Биробиджанский на пастырском семинаре 10 июня 2020 года (https://priest.today/news/sostoyalsya_pervij_online_seminar_po_pastirskoj_asketike).

Источник: Православие.ru (1 часть), Православие.ru (2 часть)

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

18.09.2020

Кабмин Украины передал католической общине Николаевский костел в Киеве

В ФЕОР назвали колоссальным прорывом признание Израиля Эмиратами и Бахрейном

Иудеи готовятся отметить 5781-й год от сотворения мира

В Петербурге установят памятник святому адмиралу Ушакову

Больница святителя Алексия оказывает помощь Санкт-Петербургской духовной академии в борьбе с коронавирусной инфекцией

17.09.2020

Буддисты и ученые призвали изменить проект ФЗ об аттестации духовенства

В Крыму погиб московский священник Александр Шумский

Началась реализация Программы цифрового сканирования аварийных памятников церковной архитектуры и создания всероссийского реестра аварийных памятников

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

09.09.2020

Охтинский пресс-центр:
Марта Марци
Тайну гражданки Патрикеевны разгадали в Доме Книги

26.08.2020

Официальный сайт Московского Патриархата:
Послание Священного Синода Русской Православной Церкви епископату, клиру, монашествующим и мирянам в связи с нашедшим в этом году вредоносным поветрием

22.06.2020

Русская народная линия:
Анатолий Степанов
Бунт схиигумена Сергия
В чём причины и каковы могут быть последствия?

19.06.2020

Российская газета:
Владимир Путин
75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим
"Российская газета" публикует статью президента РФ Владимира Путина

12.06.2020

Аргументы неделi:
Юрий Поляков
Силён ли русский Бог?

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты