поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Мониторинг СМИ
09 августа 2017  распечатать

Мария Шустрова

"Хотела к тем, кому хуже, чем мне": зачем женщины идут в сестры милосердия

Источник: РИА Новости

– Ой, нет. Публичность – это не для меня, я от всего этого далека, – говорит мне одна из сестер и скрывается в палате.

Оказывается, не так-то просто поговорить с сестрой милосердия, хотя в 12-м неврологическом отделении Первой городской больницы имени Пирогова они так и снуют туда-сюда – их легко узнать по платкам и длинным юбкам. Начинаю искать место для "засады". Но, похоже, моя первая не состоявшаяся собеседница уже предупредила коллег: завидев меня, они кидаются врассыпную.

Наконец одна все же соглашается пообщаться с журналистом, и мы уединяемся в сестринской – от обычной комнаты для медперсонала ее отличает лишь несколько полок с иконами. Елена Малаховская – "ветеран": вот уже десять лет она совмещает работу медсестры и сестры милосердия.

"Чем старше, тем проще"

"Раньше я работала нейропсихологом. Но не чувствовала удовлетворения. Состоятельные родители приводили ко мне своих детей и тем самым устранялись от решения проблем, перекладывая их на меня. А мне хотелось помогать страждущим", – вспоминает Елена.

Как-то раз шла мимо церковной ограды и увидела объявление о наборе на церковные патронажные курсы. "У меня тогда был порыв. Я записалась на курсы, начала воцерковляться, потом окончила сестринское училище. Теперь совмещаю медицину и уход за больными", – рассказывает она.

С тех пор несколько дней в неделю Елена не только выполняет предписания врачей – ставит капельницы, водит больных на обследование, но и заботится о самых тяжелых пациентах отделения. Без малейшей брезгливости, как и другие сестры милосердия, тщательно моет лежачих, стрижет им волосы и ногти, бреет и кормит.

"Не знаю, для всех ли это приемлемо, но нас учат, подходя к тяжелому больному, представлять, что это наши бабушка или дедушка, кто-то из ближайших родственников. Это помогает проникнуться состраданием. Теперь передо мной не просто абстрактный больной человек", – делится она.

И так по 12 часов в день – с восьми до восьми. За 157 рублей в час. В месяц выходит около 20-25 тысяч. Женщина считает, что ей легче, чем молодым сестрам: дети выросли, можно больше не думать о том, как прокормить семью. Кроме того, больше нет присущей молодым потребности купить новые сапоги, сережки, сумочку. А еще у нее есть дополнительный оклад, так как Елена – штатная медсестра.

Не медсестры, не санитарки

"Страшно себе представить, как работало бы отделение без сестер милосердия. В больницах, где их нет, на 50 лежачих больных приходятся лишь две санитарки. При таком потоке весь уход – смена белья и памперсов два раза в день, как положено. Какие там протирания, умывания, стрижки и обработка пролежней! Конечно, сестры милосердия нам очень помогают", – делится заведующая отделением Екатерина Юцкова.

По ее словам, из всех сестер милосердия только четыре в штате больницы, так как у них есть медицинское образование. А было время, когда больница всем им платила зарплату. Потом спонсор. А теперь они на попечении Русской православной церкви.

"Пока все менялось, было время, когда женщины трудились, не получая вообще никакой зарплаты. И несмотря на это, ни разу не прерывали свой труд, работали даже безвозмездно", – отмечает Екатерина Валерьевна.

По сравнению со многими другими больницами, редкое "благоденствие". Ведь нередко из-за нехватки медсестер и санитарок одним из условий госпитализации тяжелого больного становится наличие "ухаживающего": того, кто будет сидеть у его койки, ухаживать за ним, поворачивать, обрабатывать пролежни, кормить. При этом зачастую устроиться в больницу сестрой очень трудно: если свободные ставки есть, они разбираются теми, кто уже там работает – зарплаты маленькие, всем нужен дополнительный приработок. От перегрузок, естественно, страдает качество работы, а за плохую работу никто не хочет платить больше – такой вот порочный круг.

Чаще всего в больницу приходят совсем молодые девочки – 17-18 лет, рассказывает Екатерина Юцкова. А ухаживают они за самыми тяжелыми.

"Удивительно, как они спокойно и с улыбкой обрабатывают пролежни – гнойные, плохо пахнущие. Когда они этим занимаются, у них нет в глазах ни чувства брезгливости, ни отвращения. А ведь это колоссальный труд и неприятное занятие для молодой девушки", – удивляется заведующая.

По ее словам, если санитарки просто выполняют свою работу, то сестры милосердия делают все с душой, более ответственны и не боятся самых сложных больных. Однако, хотя они и называются сестрами, как таковую сестринскую работу не выполняют: не делают инъекций, не ставят капельницы, не водят пациентов на исследования – без медицинского образования они просто не имеют на это права. Их дело – только ухаживать за больными.

Обычные санитарки в отделении тоже есть. Но они ухаживают за самыми тяжелыми только вечером и ночью, когда нет сестер милосердия. А по выходным в больницу из храма, расположенного на ее территории, приходят добровольцы – люди самых разных профессий, которые тоже хотят облегчить жизнь пациентов.

Врачевание верой

К больным часто приходит священник. Впрочем, как поясняет Елена Малаховская, приходит он только когда его позовут. Сначала по палатам проходит "требная" сестра (помогающая священнику в совершении треб – особых священнодействий и молитв, совершаемых по просьбам конкретных людей. – Прим. ред.), общается с пациентами, спрашивает.

Если кто-то заинтересовался, приглашают батюшку. Некоторые больные принимают крещение, не выходя из палаты, для них даже упростили обряд. Вот и совсем недавно в больнице крестилась одна пожилая женщина.

Как на это реагирует администрация больницы? Здесь, в Первой городской, нормально. В других – по-разному. Священники, служащие в больничных храмах, говорят: все зависит от мировоззрения главврача: если он атеист и принципиально не приемлет православия, церковные общины, даже давно служившие в этих стенах, могут быть выдворены в считанные часы под разными предлогами. Если же главврач очень верующий (другая крайность), он, наоборот, старается сделать больницу "как можно более православной", вызывая раздражение и протест у части персонала и пациентов. Но есть главврачи, для которых важна именно польза, которую дает больнице приход церковных людей. Для них важно лишь не мешает ли это персоналу, не возникают ли конфликтные ситуации.

Помогать тем, кому хуже

Кого только нет среди сестер милосердия – бывшие медработники, звукооператоры, журналисты. Еще одна женщина, с которой мне удалось поговорить, – Светлана – в прошлом реанимационная медсестра. Но вот уже 14 лет трудится в Первой городской больнице сестрой милосердия.

"Я не всю жизнь была верующей, воцерковилась уже в сознательном возрасте. Как-то по радио "Радонеж" услышала, что в Церкви приглашают на работу сестер с опытом работы. У меня тогда была сложная ситуация в жизни. Мне хотелось прийти туда, где есть люди, которым гораздо тяжелее, чем мне", – вспоминает Светлана.

При этом ни она, ни Елена не знают, смогли бы они работать не со взрослыми и пожилыми людьми, а, например, с детьми-инвалидами.

"За детьми тяжелее ухаживать, чем за стариками. Старикам мы облегчаем существование, а дети – у них ведь еще жизнь впереди. С детьми не все наши сестры могут работать, только самые стойкие", – поясняет Елена.

А Светлана говорит, что целый год проработала с детьми, но в итоге поняла, что со взрослыми ей гораздо проще.

Удивительно, но, несмотря на многолетнюю работу в больнице, в обеих женщинах нет и следа обычного профессионального защитного цинизма медиков. "Мне кажется, нам помогает не выгорать православная среда. Участие в жизни храма, в литургии – все это придает нам сил, мы заряжаемся. А на исповеди – очищаемся. Поэтому мы и не раздражаемся, владеем собой, держим внутреннее равновесие", – считает Елена Малаховская.

ИЕРАРХИЯ
НОВОСТИ

07.11.2017

Революция и традиция
Встреча с Александром Щипковым

20.10.2017

Руководитель Юридической службы Московского Патриархата выступила на заседании Комитета Госдумы по развитию гражданского общества

Ковчег с башмачком святителя Спиридона Тримифунтского принесен в Исаакиевский собор Санкт-Петербурга

Представители Русской Церкви приняли участие в конференции по теме теологического образования

Шойгу передал патриарху Сербскому икону для храма святого Саввы в Белграде

В ДТП под Псковом погибла настоятельница Творожковского Свято-Троицкого монастыря игумения Анна (Ткач)

В Московской духовной академии состоялась презентация учебных пособий для бакалавриата духовных школ Русской Православной Церкви

Состоялось очередное заседание комиссии Межсоборного присутствия по вопросам общественной жизни, культуры, науки и информации

/ все новости /
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

20.10.2017

РИА Новости:
Антон Скрипунов
"Устроиться в РПЦ – идеальный вариант": прибыльно ли быть теологом

Официальный сайт Московского Патриархата:
Митрополит Волоколамский Иларион: Всякая попытка Церкви войти в пространство молодежной субкультуры заслуживает поддержки и признания

19.10.2017

Четыре пера:
Аркадий Минаков
Воронежский историк Аркадий Минаков: "Русская ирредента – одна из ключевых идей современного российского консерватизма"

Богослов.Ru:
В работе Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви максимально учитывается опыт предсоборной работы Русской Церкви начала ХХ века

Независимая газета:
Ольга Позняк
Наследники Реформации в зеркале социологии
В год 500-летия выступления Лютера представлены исследования современного протестантизма

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты