Rambler's Top100

RELIGARE («РЕЛИГИЯ и СМИ») , religare.ru
постоянный URL текста: http://www.religare.ru/2_103790.html


27 февраля 2014

Светлана Галанинская, Евгений Белжеларский

"Когда-нибудь мы будем дома..."

С 16 по 23 февраля в Москве состоялся 16-й фестиваль Содружества поющих рок-поэтов "Даждь". В этом году он проходил на трех замечательных площадках: в культурном центре "Гармония, в клубе Арт'Эриа" (крипт храма Святителя Николая на Трех Горах, давно зарекомендовавший себя как один из неформальных культурных центров) и в книжном магазине "Гиперион".

Юлия Теуникова

16-й Фестиваль содружества поющих рок-поэтов "Даждь", – совсем не юбилейный, но от того не менее чудесный. Название нынешней "главе" организаторы Дмитрий и Анна Студеные выбрали многозначительное – "Зеркала". Для людей, интересующихся российской рок-культурой со времен советского андеграунда, оно говорит со многом. Тут и рок-самиздатовское "Зеркало", и группа "Зеркало мира", и одноименная песня, и не менее известная "Комната, лишенная зеркал"... Если кто-то думает, что это полный список ассоциаций, он наивный человек.

Константин Золотарев

Очевидно, что участники и организаторы не занимаются специально выуживанием из прошлого ВСЕХ греющих душу аллюзий. Но это даже хорошо: ведь спонтанная перекличка лучше придуманной. Как известно, в этом мире случайностей нет.

Что касается эпиграфа к фестивалю, то в в прошлом году им стала цитата из Ивана Ильина, а теперь фестиваль предваряют слова рок-классиков : "Поэт умывает слова, возводя их в приметы, подняв свои полные ведра внимательных глаз" (Александр Башлачев) и "Голос Поэта снова зовет вас заглянуть в зеркало мира" (Константин Никольский).


Елена Анпилогова

У "Даждя" серьезный возраст. И хотя сегодня он, как всякое явление живого творчества, обречен жить на культурных руинах, процессы роста все-таки идут своим чередом.

По духу, традициям, интонациям фестиваль наследует скорее 80-м, чем 90-м и "нулевым". И это правильно. Ведь, как известно, в поэзии преемственность и влияние чаще прослеживаются в "шахматном" порядке – через поколение. А тот факт, что Даждь-содружество – явление именно поэтического рока, с уклоном в бардовскую и фолк-традицию, – не вызывает сомнений.

Мария Фроловская

Впрочем, фестивальный формат, да простит нам читатель это неприличное слово, не стоит на месте. Обычно ведь участники подбираются по формальному признаку – те, кто играет рок-музыку. В данном же случае критерии иные – содержательные. На афише и билетах стоит девиз "Даждь-содружества", по-своему очень обязывающий: "Для тех, кто выбирает Живой Свет". Основатель Содружества и организатор фестиваля Дмитрий Студеный условием участия считает отсутствие в песнях "чернухи" и нецензурной лексики. Условие выполнимое. А также разумное и достаточное.

Тимофей Яровиков

Как здесь не вспомнить Блаженного Августина, слова которого тоже прекрасно подошли бы в качестве девиза: "В главном – единомыслие, во второстепенном – свобода, во всем – любовь".

Почему именно так?

Дело в том, что хотя большинство участников концертов – воцерковленные православные люди, путь на Даждь-сцену не закрыт всем, чье творчество не идет вразрез с христианскими принципами. Здесь есть католики, баптисты и даже изредка попадаются люди иных вероисповеданий.

Уникальность фестиваля еще и в том, что он объединяет несколько поколений. Возраст участников – от 20 с небольшим до 50. Зрителей – от детсадовцев до пенсионеров. Но не нами сказано, что люди делятся на поколения не по вертикали, а по горизонтали.

Анна Псурцева

Безусловное достижение фестиваля – его уникальная атмосфера. Какая-то в хорошем смысле не от века сего, а местами даже и не от мира. С какой-то почти семейной теплотой. Почти все участники знакомы друг с другом, а у зрителей всегда есть возможность подойти к музыкантам, поблагодарить и задать вопросы. Именно на "Дажде" впервые засветились те, кто сегодня уже очень известен: например, Алексей Вдовин, Павел Федосов, Елена Анпилогова.

Новые открытия случаются каждый год. И на этот раз мы услышали и увидели таких замечательных музыкантов. Например, Константина Золотарева, не похожего абсолютно ни на кого на современной рок – и бард-сцене. Со сказовой манерой и дивным инструментом о двух грифах и расширенной деке: полугитарой-полугуслями. Его социально-фольклорно-православные распевы балансируют на грани светлого юродства. Которое является абсолютным антиподом тотального маскарада "постмодернистской относительности". Образ реки-времени, с другого берега которой зовут лирического героя умершие предки, действует гипнотически и заставляет задавать правильные вопросы.

Тимофей Яровиков, лидер группы "Сердце дурака" из Белоруссии, также запомнился многим. "Немосковским духом повеяло", – сказал после его выступления организатор Дмитрий Студеный. Есть в этой музыке рок-н-ролльная бескомпромиссность, которой в Москве нынче побаиваются или считают устаревшей. Слышны в ней и традиционные для нативного рока темы – пути-дороги (когда "кормят ноты и ноги"), музыкантского братства. Часть публики, выросшая на музыке раннего "Аквариума", ощутимо вздрогнула при звуках гитары и губной гармошки Тимофея.

Елена Анпилогова, играющая на "Даждь" – событиях, с 2000-го года, в очередной раз порадоваля своей яркой и проникновенной лирикой. Ее лирическая героиня – маленький человек в жерновах современной постхристианской цивилизации. Хрупкая, искренняя, выбирающая в качестве стратегии выживания всемирную отзывчивость, детскую непосредственность и житейскую мудрость. Редчайший для нашего времени исконно христианский тип. Это дорогого стоит.

Удивительно взрывным и мощным оказалось выступление Марии Фроловской ("Травы ветра"). Есть такое ощущение внутренней свободы, которое дает только истинная вера. И тогда весь мир расстилается скатертью: "Садись на любой автобус, сойди на любом вокзале, когда-нибудь мы будем дома!"

Дебютантка большой сцены фестиваля Анна Псурцева – филолог-переводчик из Мосвы, самая молодая участница, запомнилась. пожалуй, прежде всего студентам и школьникам. Это совершенно иная эстетика, граничащая с постмодерном: "Ведь если мы умрем, то только понарошку, от тоски или от смеха, – еще неизвестно". Отсюда и вольное интонирование стихов Юнны Мориц, и экспрессивная образность (елочная гирлянда, похожая на терновый венец), и некоторое недоверие слушателя, возникающее в ответ на пожелание нуворишам: чтобы "камни небесные разбили ваши особняки". Но сет Анны закончился словами "Бросить все – и уйти за Тобой". И это ко многому обязывает.

Особо хочется отметить тех, кто играет на "Даждь"-фестивалях с конца 90-х и до сих пор. Это Александр Логунов, Юлия Теуникова, Сергей Канунников и многие другие. Их замечательные сеты оказались для остальных участников своеобразными мастер-классами. И если творчество многих участников вполне можно считать частью некоторой субкультуры, то песни Юлии Теуниковой, например, уже давно являются примером ярчайшего индивидуального стиля и высокого профессионализма в современной музыке. И новая пронзительная песня Теуниковой "Время ожидания", заставившая разномастную публику просто замереть до последнего аккорда, – очередное тому подтверждение. Грустно только, что музыканты такого уровня, потенциально способные собрать и "пробить" любой зал, играли на "Дажде" перед сравнительно небольшой аудиторией.

Вообще камерность фестиваля можно считать одновременно его плюсом и минусом. Организаторам можно пожелать лишь побыстрее преодолеть некоторую закрытость и более активно воздействовать на культурную повестку. А реальным и потенциальным зрителям – не пропустить следующий "Даждь"-сезон.

РЕКЛАМА