поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Мониторинг СМИ
13 сентября 2004  распечатать

"Россия и современный мир". А. Алиев Джихад: современные мифы и аутентичные тексты Корана

Источник: 

Убежденность в том, что в мусульманских обществах доминируют "воины Аллаха" - насильники, готовые огнем и мечом насаждать ислам, грабить и убивать невинных стариков, женщин и детей, формировалась среди немусульман в течение многих столетий. Не обошли эти веяния и многоконфессиональную Россию, где не остались забытыми борьба с "басурманами" в Средние века, русско-турецкие и русско-персидские войны XVIII-XIX столетий, война в Афганистане. Историческая память россиян "оживилась" в связи с двумя последними "чеченскими войнами" и их кровавыми последствиями. В результате у большинства наших сограждан сложилось настороженное, а временами и неприязненное, отношение к исламу - религии, которую в настоящее время исповедует около 20 млн. россиян.

В советское время, когда марксистско-ленинская атеистическая пропаганда преподносила в искаженном виде основы и сущность всех религий, изображение ислама воинствующим вероучением служило дополнительным средством для его дискредитации. Для подавляющей массы серьезных исламоведческих исследований общей бедой было то, что они ввиду малотиражности и/или "закрытого" характера публикаций не имели выхода на широкую читательскую аудиторию, оставаясь доступными либо узкому кругу специалистов, либо обладателям "права доступа". Прочая заинтересованная публика была вынуждена довольствоваться растиражированной околонаучной литературой, формирующей предвзятое отношение к исламскому вероисповеданию.

Шли годы, в новой демократической России стали издаваться переводы трудов ряда видных мусульманских авторов, разъясняющих сущность учения пророка Мухаммада. Однако до сих пор еще можно наблюдать проявления рецидивов старой болезни - исламофобии, в то время как достижения отечественного и мирового исламоведения, способные вылечить этот недуг, популяризируются непростительно мало. В 1991 г. "по заказу Советского общества мусульман" тиражом в 250 тыс. экземпляров был осуществлен репринт тенденциозного исследования Н.Торнау "Изложение начал мусульманского законоведения" (1850). В 2002 г. московским издательством "Крафт+" был переиздан без необходимых комментариев одиозный труд А.И.Агрономова "Джихад: "священная война" мухам-медан". В опубликованной в том же году хрестоматии "История Ближнего Востока" (авторы-составители С.А.Шумов и А.Р.Андреев), содержащей, согласно аннотации, "все основные работы, имеющие отношение к истории Ближнего Востока, опубликованные на русском языке" за последние 170 лет, мы не найдем работ авторитетных востоковедов-академиков Б.Г.Гафурова, И.Ю.Крачковского, Б.Б.Пиотровского, Е.М.Примакова, Н.А.Симонин, а выдающийся ученый В.В.Бартольд представлен всего лишь двумя его неосновными трудами.

В общем и целом в последние десятилетия в России вышло немало научно-пропагандистских работ, способствовавших тому, чтобы в общественном сознании укоренилось представление, будто бы вероучение пророка Мухаммада призывало к тотальному уничтожению иноверцев путем ведения с ними "священной войны" - джихада. Поскольку подобные утверждения обосновывались, как правило, ссылками на текст Корана, мы рассмотрим те коранические сюжеты, которые чаще всего интерпретировались в качестве доказательств этого и постараемся опровергнуть некоторые из сложившихся стереотипов, призванных представить одну из самых авторитетных мировых религий как агрессивное и античеловеческое вероучение. Предпринятый нами критический анализ работ последних лет не затрагивает, естественно, труды представителей отечественной востоковедной школы, адекватно трактовавших характер религиозно-политических взаимоотношений между мусульманами и людьми иных конфессий.

В качестве текстовой основы Священного писания мусульман нами были использованы русскоязычные переводы Корана, осуществленные Г.С.Саблуковым, И.Ю.Крачковским, В.М.Пороховой, М.-Н.О.Османовым, А.Г.Гафуровым и Б.Я.Шидфар (. Коран /Пер. с араб. Г.С.Саблукова. Изд. 3-е. Казань, 1907; Коран/Пер. и коммент. И.Ю.Крачковского. Изд. 2-е. М.: МПО "Волокнор", 1990; Коран/Пер. смыслов и коммент. В.М.Пороховой. Изд. 2-е, перераб. и доп. Москва-Дамаск, 1996; Коран / Пер. с араб, и коммент. М.-Н.О.Османова. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: НИЦ "Ладомир", 1999; Коран/ Пер. с араб. А.Г.Гафурова. М.: "Славянский диалог", 2000; Коран/ Смысловой перевод проф. Б.Я.Шидфар. М.: Изд. "Умма", 2003/). При цитировании Корана указания на авторов переводов помещено в квадратные скобки. Цифровое обозначение сур (глав) и айатов (стихов) Корана в нашем тексте дается по нумерации, предложенной И.Ю.Крачковским, который приводит два классических варианта подсчета (второй вариант в круглых скобках). При цитировании других изданий Священного писания сохранена нумерация, использованная авторами переводов. Для облегчения визуального восприятия текста мы выделили курсивом цитаты из анализируемых работ, жирным текстом - все выдержки из Корана и прямую речь Мухаммада.

Известный исламавед профессор Л.И.Климович в своем хрестоматийном труде "Книга о Коране, его происхождении и мифологии" пишет, что в Священном писании мусульман ""людьми писания" (ахлъ алъ-китаб), или зиммиями, считались иудеи и христиане, почитавшие Библию. К людям остальных вер применялись другие положения, требовавшие принятия ислама под угрозой смерти" (. Климович Л.И. Книга о Коране, его происхождении и мифологии. - Изд. 2-е, доп. М., 1988. -С. 47.) .

Автор неправомерно поставил знак равенства между "людьми Писания" и так называемыми "зимми" ("зиммиями") - покоренными в ходе арабских завоеваний народами, с которыми мусульмане заключали договоры о защите (акд аз-зимма). Данное обстоятельство важно подчеркнуть в связи с тем, что в состав зим-ми, которые находились под юрисдикцией мусульманского государства, действительно могли входить люди "остальных вер", но к ним, вопреки утверждению Л.И.Климовича, не применялись насильственные меры, вынуждающие их принять ислам. Напротив, положение иноверцев-неарабов было даже более предпочтительным, чем арабов-идолопоклонников. Известный мусульманский правовед и государственный деятель Абу Йусуф аль-Куфи (731-798) писал: "Решения по отношению к арабам [-язычникам. - А.А.] не похожи на решения по отношению к неарабам, ибо с последними вели войну с тем, чтобы они либо признали ислам, либо платили джизйу [подушную подать. - А.А.], а с арабами вели войну только с тем, чтобы они приняли ислам - они должны были либо умереть, либо принять ислам" ( Цит. по: Хрестоматия по истории Халифата / Сост. и перев. Надирадзе Л.И. -М., 1968. - С.140.) .

Принятие ислама для покоренного арабами населения, с экономической точки зрения, было делом весьма привлекательным: новообращенные (мавали, ед.ч. - маула) освобождались от уплаты джизйи, получали право на участие в дележе государственных доходов и возможность пользоваться ежегодной "пенсией" (ата). Данные обстоятельства часто вели к массовому обращению в ислам необеспеченных слоев, что наносило весомый урон мусульманской казне.

Теперь перейдем к "клерикальному" аспекту вопроса. Мухаммад знал о существовании ряда других религий - языческих верований арабов, иудаизма, христианства и зороастризма. Однако ни в Коране, ни в Сунне нет сведений о том, что Пророк выказывал свое отношение к буддизму, конфуцианству или автохтонным верованиям африканских народов. Он никогда не призывал к обращению в ислам "под угрозой смерти": "Не было из нас никого, кто призывал бы к фанатизму, - говорил Пророк, - не было из нас никого, кто умер бы за фанатизм" ( Абузяров Р.А., Туаева З.И. Истоки. Ислам: Вероучение, мораль, культура. - Уфа, 1996. - Кн. 1. - С. 47.).

Один из виднейших толкователей Корана, Муслим ибн аль-Хаджжадж (820-875), поместил в свой канонический сборник преданий-хадисов "Ас-Сахих" рассказ сподвижника Пророка Абу Хурайры: ""Молись Аллаху против идолопоклонников, - сказано было Пророку, - и прокляни их". "Я был послан для милосердия, а не для проклятия", был ответ Пророка" ( Изречения Мухаммада / Пер. с англ. Лазарева Б.Н. Islamabad, 1995 / 1415 г.х. -С. LV; Библия и Коран. Пророки, праведники, мудрецы / Сост., предисл. и коммент. Яковлева Лео. - М., 2002. - С. 62-63.). Мухаммад говорил: "Вера есть отказ от всякого насилия; пусть никакой мумин [искренне уверовавший. - А.А.] не под-держит насилия" ( Изречения Мухаммада. - С. LXXI.) .

А.В.Авксентьев и Р.Р.Мавлютов в совместном труде "Книга о Коране" отмечают, что "..многие положения Корана... призывают мусульман даже к физической расправе над иноверцами: -"...бейте же их по шеям, бейте их по всем пальцам! " (8, 12)" ( Авксентьев А.В., Мавлютов P.P. Книга о Коране. - Изд. 2-е, доп. - Ставрополь, 1984. - С. 72.) [по Крачковскому].

Слова авторов, что сказанное имеет отношение к "иноверцам", действитель-но могут навести на грустные размышления о "кровожадности" ислама. Однако все не так ужасно. Во-первых, это место Корана посвящено битве при Бадре (624), в которой мусульмане во главе с Мухаммадом одержали первую победу над соплеменниками-язычниками из Мекки. Во-вторых, 12 айат начинается словами: "Вот внушил Господь твой ангелам: "Я - с вами, укрепите тех, которые веровали! Я брошу в сердца тех, которые не веровали, страх; бейте же их..."". По Корану, этими словами Аллах напутствовал ангелов, призванных вдохновить мусульман на ратные подвиги в их первом крупном сражении. Следовательно, речь здесь идет не о "физической расправе" как постоянном и обязательном образе действия в отношении немусульман: айат содержит конкретные указания, какие боевые приемы следует использовать в единоборствах с противником на поле сражения. При этом указываются наиболее уязвимые места мекканских воинов, многие из которых были облачены в доспехи.

И.А.Крывелев в работе "История религий" пишет: "Он [Аллах. - А.А.] мог сделать так, чтобы все люди исповедовали истинную веру, но в его намерения входит, чтобы некоторые совращались в неверие: "Если они отвратятся, то знай, что Аллах хочет поразить их за некоторые их грехи" (5, 54)" ( Крывелев И.А. История религий: Очерки в 2-х тт. Изд. 2-е, дораб. - Т. 2. - М., 1988. - С. 40. [по Крачковскому, 5: 54 (49)].

Ни о какой заинтересованности Аллаха в совращении верующих с пути истинного в этой цитате речи нет, и комментарий автора вызывает лишь недоумение, так как трудно представить себе Бога, намеренно призывающего к неверию в самого себя. Для полной ясности приведем весь текст айата: -"И суди между ними по тому, что низвел Аллах, и не следуй за их страстями, и берегись их, чтобы они не соблазнили тебя от части того, что низвел тебе Аллах. Если они отвратятся, то знай, что Аллах хочет поразить их за некоторые их грехи. Из контекста этого фрагмента следует, что речь здесь идет об иудеях, грех которых, по Корану, состоял в том, что они не вняли положениям Торы: "Каждому из вас Мы дали свой закон и свой путь. Если бы пожелал Аллах, объединил бы вас в одну общину [единоверцев. - А.А.]. Но Он дает вам проявить себя в том, что делаете вы сами. Так соревнуйтесь в свершении добрых дел. Все вы предстанете перед Аллахом, и Он рассудит вас в том, в чем вы противоречили друг другу" - [по Гафурову, 5: 52-53]. Следовательно, слова айата 5: 54 (49) предостерегают Мухаммада от повторения ошибок приверженцев Торы, а процитированный И.А.Крывелевым текст следует понимать так: если иудеи отвергнут Божьи заповеди, то будут наказаны Всевышним за свои прегрешения.

В той же работе И.А.Крывелев пишет: "Если раньше проповедническая активность Мухаммеда и его помощников была направлена против неверующих, то теперь она устремлена на самих верующих, чтобы постоянно поддерживать в них воинственный дух и побуждать их всегда стремиться к войне с "многобожниками". В различных текстах однообразно повторяется мотив: -"Сражайтесь же на пути Аллаха! * (4, 86);... "Сражайтесь с ними, - накажет их Аллах вашими руками...* (9, 14); "избивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте! * (9, 5)" (. Крывелев ИЛ. Указ. соч. - С. 24.) [по Крачковскому, 4: 86 (84); 9: 14; 9: 5].

В первой из приведенных цитат Корана И.А.Крывелев совершает подлог: это не призыв "Мухаммеда и его помощников" к мусульманам вести войну с много-божниками, а обращение Аллаха к Пророку. Автор произвольно поставил глагол "сражайся* во множественном числе и не дал продолжения айата: "Сражайся же на пути Аллаха! Вменяется это только тебе, и побуждай верующих. Может быть, Аллах удержит ярость неверующих: ведь Аллах сильнее в ярости и сильнее в наказании! О том, какое "сражение" здесь имеется в виду, говорят нам слова предыдущего айата: "И если бы не щедрость Аллаха к вам [мусульманам. - А.А.] и не Его милость, то вы бы последовали за сатаной, кроме немногих [по Крачковскому, 4: 85 (83)]. Становится ясно, что подразумевается борьба за идеалы новой веры в первую очередь на "идеологическом фронте" (против происков Сатаны), ибо слова "вменяется это только тебе" вряд ли призывают Пророка к банальному размахиванию мечом в унылом одиночестве. А фраза: "...Аллах удержит ярость неверующих..."- определенно указывает на то, что речь идет о защитных действиях при угрозе нападения противников ислама.

Слова 14 айата 9 суры выглядят агрессивно, но следует учесть, что они были произнесены перед мусульманским ополчением, готовящемся к штурму Мекки (630). В тексте упоминается о нарушении обязательств, взятых на себя мекканскими язычниками в местечке Худайбийа после заключения мирного договора с мусульманами в 628 г. Приведем полностью этот отрывок, выделив курсивом слова, вырванные И.А.Крывелевым из контекста: "Разве вы не станете сражаться с людьми, которые нарушили свои клятвы и думали об изгнании посланника? Они начали с вами в первый раз [т.е. первыми начали вражду. - А.А.]. Разве вы боитесь их? Ведь Аллаха следует больше бояться, если вы верующие. Сражайтесь с ними, - накажет их Аллах вашими руками, и опозорит их, и поможет вам против них, и исцелит грудь у людей верующих, и удалит гнев из их сердец. Обращается Аллах к тому, к кому захочет: Аллах - знающий, мудрый! "- [по Крачковскому, 9: 13-15].

Айат 9: 5 является одним из немногих, имеющих собственное название - "айат ас-сайф" ("айат меча"). Его появление также связано с нарушением мекканцами-язычниками принятых ранее договоренностей. Приведенные И.А.Крывелевым слова звучат воинственно, однако за ними следует такой примечательный текст: "Если они обратились и выполняли молитву и давали очищение [т.е. выплачивали налог-закят. - А.А.], то освободите им дорогу: ведь Аллах - прощающий, милосердный! А если кто-нибудь из многобожников просил у тебя [, Мухаммад, ] убежища, то приюти его, пока он не услышит слова Аллаха. Потом доставь его в безопасное для него место. Это - потому, что они - люди, которые не знают [т.е. невежественны в вопросах веры. - А.А.]"- [по Крачковскому, 9: 5-6]. Вот такие призывы к милосердию, прощению, покровительству и предоставлению приюта в отношении язычников мы находим в самой непримиримой к иноверцам суре Корана.

Итак, в каких условиях формировалось и что собой представляло отношение Пророка к иноверцам? Как известно, в Аравии до появления ислама главенствующей религиозной идеологией было язычество. Именно против него, особенно многобожия членов родного Мухаммаду племени курайш, были направлены самые язвительные стрелы основоположника ислама. Вместе с тем была распространена и традиция единобожия, носителями которой являлись иудеи, христиане и проповедники-ханифы. В этих условиях у Мухаммада были все основания рассчитывать на их поддержку его борьбы против идолопоклонства. Однако этим надеждам не суждено было сбыться: иудеи и христиане в основной своей массе отказались признать новое вероучение и не изменили религии предков. На разных этапах проповеднической деятельности Мухаммада "люди Писания" практически всегда находились в рядах антимусульманской оппозиции, и диапазон их противодействий исламу и его Пророку варьировался от "молчаливого несогласия" до активного, часто с оружием в руках, противоборства. В зависимости от этого колебалась и "генеральная линия" ислама в отношении почитателей Библии. Коранические оценки деятельности иудеев и христиан по большей части доброжелательны и полны увещеваний, но иногда они облечены в достаточно враждебную форму.

С самого начала своего возникновения ислам предстает перед нами как своего рода правопреемник вероисповеданий евреев. В Коране прямо говорится, что его положения были ниспосланы людям в подтверждение того, что ранее было предписано в Пятикнижии Моисея и Евангелиях: "Воистину, содержится он (т.е. Коран) в писаниях народов древних" - [по Османову, 26: 196]. Вероучение ислама гласит, что и иудеи, и христиане, и мусульмане веруют в одного Бога: "Мы уверовали в то, что ниспослано нам и ниспослано вам. И наш Бог, и ваш Бог един, и мы Ему предаемся" [по Крачковскому, 29: 45 (46)]. Коран неоднократно подтверждает истинность Торы (2: 83 (89); 3: 2 (3); 5: 52 (48); 46: 11 (12)), объявляет Евангелия "руководительством" и Божественным светом (5: 18 (15)). Однако люди не прислушивались к проповедям библейских пророков, которым Всевышний ниспосылал свои откровения, они всячески преследовали избранников Божиих, высмеивали их и объявляли самозванцами. Тогда Бог предпринял последнюю попытку и избрал в качестве "печати пророков" аравитянина Мухаммада. Коран полон призывов к иудеям и христианам обрести истинную веру (2: 129 (135) - 130 (136), 140 (145); 3: 57 (64) - 58 (65)), следовать канонам собственных религий (5: 46 (42) -48 (44), 51 (47) - 52 (48), 70 (65, 66) - 72 (68)). Всевышний напоминал: "Мы отправили к каждому народу посланника: "Поклоняйтесь Аллаху и сторонитесь язычества"..." и наставлял: "Следуйте же за религией Ибрахима [Авраама. - А.А.], ханифа, - ведь он не был многобожником! " [по Крачковскому, 16: 38 (36); 3: 89 (95)]. Мусульманам в Коране строго предписано: "Не препирайтесь с обладателями Книги [т.е. "людьми Писания". - А.А.], / Иначе как с достоинством и честью, / Используя наилучший довод, / Помимо тех, кто вам несправедливо / Чинит (намеренное) зло..." [по Пороховой, 29: 46].

Мухаммад и его сподвижники никогда не запрещали представителям других вероисповеданий свободно выражать свои убеждения, вступали с ними в дискуссии, пытаясь доказать, что те пребывают в заблуждении, отвергая ислам, признающий единственность Бога и единоверие всех пророков и посланников Всевышнего. Пророк ислама всегда выступал сторонником ненасильственного (путем мирных переговоров) разрешения межконфессиональных споров. Подобный подход экстраполировался им и на сферу межличностных отношений. "Первое, что будет решено меж людьми в Судный день, будет кара за кровопролитие", говорил он ( Изречения Мухаммада. - С. СЦХ.). Сподвижник Мухаммада, Абу Бакра, сообщал: "Однажды Пророк... сказал: "Если два мусульманина сойдутся (в бою, скрестив) свои мечи, то и убивший и убитый окажутся в аду". Я спросил: "О, Посланник Аллаха, (будет справедливо, если туда попадет) убивший, но почему же и убитый? " Он ответил: "Ведь и он хотел убить своего товарища! " ( Сады праведных. Из слов Господина посланников / Сост. Имам Мухйи-д-дин Абу Закарийа бин Шариф ан-Навави. Пер., примеч. и указ. Нирша В.М. - М., 2001. - С. 13. ) .

"Неверными" в Коране считались люди, не верующие в Аллаха, и не более того. К этой категории иногда причислялись так называемые "мунафики" ("лицемеры") -часть жителей Медины и ее окрестностей, которая после переселения, хиджры, в этот город первых мусульман (622) "лицемерно" приняла ислам. Термины "кафир" ("неверный") и "куфр" ("неблагодарность", "неверие") использовались в отношении людей, погрязших в невежестве и вставших на путь неприятия истинного вероучения, под которым понимался ислам. Их следовало наставлять на "правильный путь" в первую очередь увещеваниями и проповедями, а не насильственными средствами.

Как тогда сказанное здесь согласуется с концепцией джихада? В романских и славянских языках слово "джихад" трактуется исключительно как "священная война". При этом нередко подразумевается, что мусульмане берутся за оружие не только в целях самообороны, но дабы силой навязать свою веру и уничтожить тех, кто ее отвергает. Однако, во-первых, джихад не является (и никогда не являлся) прямой обязанностью каждого мусульманина. Во-вторых, будучи производным от корня "джахада" ("стараться", "напрягаться", "прилагать усилия"), термин "джихад" вовсе не должен ассоциироваться только с религиозной экспансией и насилием, и "борьба против неверных" составляет лишь одну, притом не самую важную часть, из всех его остальных "ипостасей". Большинство религиозных мусульманских авторитетов определяло "священную войну" лишь как "малый джихад". Были досконально разработаны концепции, определяющие объекты этого джихада: борьбу следовало вести против врагов Аллаха; против носителей внешней агрессии; против язычников, вероотступников и "лжепророков"; против тиранов, притеснителей и разбойников; против "людей Писания", нарушивших достигнутые договоренности отказом платить подати ( Сагадеев А.В. Ислам и вопросы войны и мир. (Научно-аналитический обзор). -М., 1981. - С. 22.). Вместе с тем мусульманам предписывалось уделять больше внимания самосовершенствованию и искоренению собственных дурных наклонностей ("великий джихад", или "джихад сердца"), стремиться к благому и подавлять в себе греховные помыслы ("джихад языка"), чаще использовать дисциплинарные меры в отношении нарушителей исламских поведенческих норм ("джихад руки") и т.д. (13. Подробней см.: Арухов З.С. Концепция джихада в раннем исламе. Автореф. дисс... канд. филос. Наук. - Махачкала, 1995. - С. 15; Максуд Р. Ислам/Пер. с англ. Новикова В.-М., 1998. -С. 118-121.)

Все эти положения замалчивались многими отечественными "корановедами". Их обличительный пафос был направлен на то, чтобы представить джихад исключительно в качестве олицетворения агрессивности вероучения мусульман. Так, Л.И.Климович пишет: "Рвение, усердие в битве с иноверцами - по-арабски "джихад" - понимались как "война за веру". В этом смысле наряду со словом "джихад " война называлась и "путем божиим " (сабиль Аллах: 2: 149, 186, 215), а о захватах писалось как о добре (33: 19) (14) .

Автор ставит знак равенства между "джихадом", "войной за веру" и "путем Божиим", приписывая Аллаху потакание воинствующему исламу. Что ж, смотрим тексты айатов, на которые Л.И.Климович ссылается в качестве доказательства, но почему-то не цитирует их. Сначала первые три из перечисленных им: "Не говорите о тех, которых убивают на пути Аллаха: "Мертвые! " Нет, живые! Но вы не чувствуете" - "И сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами, но не преступайте [т.е. не нападайте первыми. - А.А.], - поистине, Аллах не любит преступающих! "; "Поистине, те, которые уверовали и которые выселились [т.е. первые мусульмане, которые бежали из Мекки в год хиджры (622). - А.А.] и боролись на пути Аллаха, те надеются на милость Аллаха, - ведь Аллах прощающ, милосерд! " [по Крачковскому, 2: 149 (154), 186 (190), 215 (218)].

Перед нами яркий пример казуистики: действительно, слова "на пути Аллаха" ("фи сабили-Ллах") мы здесь находим, но подразумевают ли они военные действия? Конечно, нет. Очевидно, что в этих текстах выражение "на пути Аллаха" означает "за веру", "во имя Аллаха", и борьба за достижение этих целей не обязательно должна вестись вооруженным путем. Иначе говоря, коранический призыв "сражайтесь на пути Аллаха" необходимо понимать как "боритесь за исламскую веру", и добиваться этого следует теми же методами, которые подразумеваются при "борьбе за мир".

Действительно ли в Коране содержится утверждение, будто захваты - это "доброе дело", как утверждает Л.И.Климович? Читаем теперь упомянутый им айат 33: 19 и видим, что автор не только излишне доверился невнятному переводу этого места И.Ю.Крачковским: "А когда пройдет страх, они пронзают вас острыми языками, скупясь на доброе", но еще и домыслил сказанное ложным выводом. Речь в айате идет о поведении мунафиков после укрепления позиций ислама в Медине. Более ста лет назад Г.С.Саблуков переводил искомое предложение так: "Когда же пройдет страшное, они язвят вас острыми языками, будучи крайне корыстливы при разделе добра" (33: 19). Становится ясно, что тут речь должна вестись о "добре" не как о нравственной категории, а как об "имуществе". В этом нас убеждают и более поздние переводы Корана. Вот, например, вариант прочтения данного места Б.Я.Шидфар: "А когда кончатся страхи, поносят они вас своими острыми языками, жаждая как можно больше добычи" - (33: 19). Интерпретация этого коранического текста Г.С.Саблуковым находилась в поле зрения Л.И.Климовича, но он сознательно игнорировал ее во имя дискредитации мусульманского вероучения.

И.А.Крывелев пишет: "Хотя с обычным для всякой религии лицемерием и теперь [в период жизни Пророка в Медине (622-632). - А. А.] провозглашается: -"Нет принуждения в религии" - (2: 257), но в отношении тех, кто упорствует в своих старых верованиях, проповедуется и практикуется иная линия поведения, чем та, которая проповедовалась в Мекке. Их рекомендуется убивать. Мединские суры преисполнены священной ярости в отношении тех, кто оказывает сопротивление обращению в ислам, и призывов к тому, чтобы сражаться с ними и убивать их: "...сражайтесь с ними, пока не будет искушения, и религия вся будет принадлежать Аллаху" (8: 40)" (Крывелев И.А. Указ. соч. - С.24.) [по Крачковскому, 8: 40 (39)].

Слова, приведенные И.А.Крывелевым, являются лишь частью обращения Аллаха к Пророку. И вот как они звучат полностью: -"Скажи тем, которые не веровали: "Если они удержатся, им будет прощено то, что было прежде, а если вернутся, то уже прошел пример первых [т.е. если они снова начнут враждовать с мусульманами, то будут наказаны Господом, как и их предки. - А.А.]. И сражайтесь с ними, пока не будет искушения, и религия вся будет принадлежать Аллаху". А если они удержатся... ведь Аллах видит то, что они делают! " [по Крачковскому, 8: 39 (38) - 40 (39)].

Здесь так же, как и в 2: 186 (190) и 2: 215 (218), рассмотренных нами выше, под "сражением" подразумевается "борьба за исламскую веру", и, вопреки мнению автора, эта борьба не преследует цели в "священной ярости" убивать иноверцев. В противном случае слова Корана не содержали бы условия, при которых такая борьба должна быть прекращена: "Если они удержатся [т.е. перестанут совращать мусульман с истинного пути. - А.А.], им будет прощено..."; "...пока не будет искушения...". Вот как осмыслила ключевую "воинственную" фразу в 8: 40 (39) В.М.Порохова: "Борьбу ведите с ними до того мгновенья, / Пока не будет больше смут и угнетенья, / И правосудье воцарит, и вера в Бога / Объемлет все и вся (на сей земле)" (8: 39).

В совместной работе А.В.Авксентьева и Р.Р.Мавлютова читаем: "...5 ряде аятов содержится призыв к мусульманам убивать упорствующих в своих взглядах иноверцев... "И убивайте их, где встретите... Если же они будут сражаться с вами, то убивайте их: таково воздаяние неверных! " (2: 187)" ( Авксентьев А.В., Мавлютов P.P. Указ. соч. - С. 76.) [по Крачковскому, 2: 187 (191)].

Д.Е.Еремеев, приведя в книге "Ислам: образ жизни и стиль мышления" лишь одну фразу: "И убивайте их, где встретите...*, также полагает, что этими словами Мухаммад призывал сражаться против всех, кто отвергал Аллаха ( Еремеев Д.Е. Ислам: Образ жизни и стиль мышления. - М., 1990. - С. 41.) .

Обращают на себя внимание отточия, скрывающие какие-то непригодные для подобных выводов части коранического текста. Мы изложим весь смысловой кусок полностью, выделив курсивом те места, которые были процитированы авторами: "И сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами, но не преступайте [т.е. не нападайте первыми. - А.А.], - поистине, Аллах не любит преступающих! И убивайте их, где встретите, и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас: ведь соблазн хуже, чем убиение [точнее перевод Османова: -"ибо неверие для них хуже, чем смерть". - А.А.]! И не сражайтесь с ними у запретной мечети [Ка'абы. - А.А.], пока они не станут сражаться там с вами. Если же они будут сражаться с вами, то убивайте их: таково воздаяние неверных! Если же они удержатся, то... ведь Аллах - прощающий, милосердный!" [по Крачковскому, 2: 186 (190) - 188 (192)]. Нетрудно убедиться, что в целом виде это место Корана разительно отличается от толкований, цитированных выше.

Так кого же, когда и при каких обстоятельствах здесь предписывалось убивать? Речь, конечно, не идет об отвлеченных "иноверцах". Подобное широкое толкование дает возможность обвинять Пророка и его окружение в стремлении истреблять всех немусульман. Если бы дело обстояло именно так, то некому было бы осуществлять "арабские" завоевания. В данном фрагменте Корана говорится о многобожниках, точнее - о мекканских курайшитах-язычниках, и в наши глаза вновь бросаются условия, при которых могли вестись боевые действия против них: "И сражайтесь..., но не преступайте..."; -"И не сражайтесь с ними..., пока они не станут сражаться с вами"; "Если они будут сражаться с вами, то убивайте их..."; "Если же они удержатся, то... Аллах - прощающий, милосердный! " Все эти оговорки вызваны тем, что Мухаммад не хотел покорения Мекки, своего родного города, насильственным путем, а активные действия призывал вести лишь в качестве ответной меры. Недаром в тексте стоит слово "воздаяние" ("джаза"), подразумевающее отместку за совершенные ранее агрессивные действия против мусульман. Все эти напутствия были сделаны Пророком перед захватом Мекки (630) и, говоря военным языком, являлись выдержкой из приказа главнокомандующего на наступление.

Д.Е.Еремеев демонстрирует воинственность ислама следующим образом: "Развивая идею "истинности ислама", Мухаммад постепенно переходит от противопоставления его другим религиям к утверждению о его исключительности, а затем и к идее джихада - войны против всех, кто не признал Аллаха своим единственным, богом. "А когда вы встретите тех, которые не веровали, то - удар мечом по шее; а когда произведете великое избиение их, то укрепляйте узы (т.е. свой союз. - Д.Е.)* (47: 4)" ( Еремеев Д.Е. Указ. соч. - С. 41.) [по Крачковскому, 47: 4].

И. А.Крывелев со ссылкой на эти же слова пытается уверить нас, что Коран "преисполнен ярости в отношении тех, кто оказывает сопротивление обращению в ислам", и при общении с такими людьми "не стоит даже тратить силы на уговоры и проповеди" (. Крывелев И.А. Указ. соч. - С. 24.)

Авторы считают слова этого айата столь красноречиво развенчивающими Коран, что приводят их без каких-либо текстовых купюр. И все же мы снова сталкиваемся с неправильным толкованием обстоятельств ниспослания айата. Данные слова были произнесены после упоминавшейся битвы при Бадре (624) и не имеют никакого отношения ни к "иноверцам", ни к насильственному обращению в ислам. Призыв Пророка производить -"великое избиение" направлен исключительно против нарушивших соглашение мединских "лицемеров"-мунафиков. Д.Е.Еремеев и И.А.Крывелев игнорируют смысловое продолжение, содержащееся в следующем айате: "Либо милость потом, либо выкуп, пока война не сложит своих нош"- [по Крачковскому, 47: 5]. Вот как осмысливается это место в комментированном тексте Корана "Аль-Мунтахаб": "А когда вы встретитесь с неверными на поле сражения, обезглавьте их ударом по шее, а когда, убив многих из них, вы ослабите их, укрепите оковы пленных. Потом, после окончания боя, либо помилуете их, освободив без выкупа, либо освободите за выкуп, либо обменяйте их на пленных мусульман. Так поступайте с неверными, пока не кончится война" ( Аль-Мунтахаб фи тафсир алъ-Кур'ан алъ-карим ("Толкование Священного Корана" на русском языке)/Пер. с араб. Казань, 1421 г хиджры (2001 г.). - С. 475.. Приведенные здесь нормы ведения боевых действий и правила обращения к пленным в ту историческую эпоху отличались от традиционных даже большим милосердием ( См..например: Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. -М., 1980; Колесников А.И. Завоевание Ирана арабами (Иран при "праведных" халифах). - М., 1982; Кривое М.В. Византия и арабы в раннем Средневековье. - СПб., 2002; Пигулевская Н.В. Сирийская средневековая историография. Исследования и переводы. - СПб., 2000.

22. Алъ-Хашими Мухаммад Али. Личность мусульманина, в том виде, который стремится придать ей ислам с помощью Корана и Сунны / Пер. с араб. Нирша В.А. -М., 2000. -С. 17.) .

Итак, какое же место в действительности занимает джихад в догматике ислама? Мухаммад "войну за веру" никогда не считал приоритетной. Личный слуга Пророка и один из виднейших толкователей Корана Абдаллах ибн Масуд вспоминал: "Однажды я спросил посланника Аллаха...: "Какое дело является наиболее достойным? " Он ответил: "Молитва в установленное для нее время". Я спросил: "А после того? " Он ответил: "Проявление почтительности к родителям". Я спросил: "А после этого? " Он сказал: "Борьба на пути Аллаха"" (22). Близкий сподвижник Мухаммада, Му'аз ибн Джабала передавал: "Сказал посланник Аллаха...: "Нет для сына Адама поступка более способного спасти его от адского пламени, чем упоминание Аллаха". Его спросили: "О, посланник Аллаха, даже подвижничество на пути Аллаха [т.е. джихад. - А.А.]? " Он ответил: "Даже не подвижничество на пути Аллаха, хотя бы ты рубил мечом, пока он не сломается, затем еще рубил бы, пока он не сломается, затем еще рубил бы им, пока он не сломается". Так он сказал трижды" (23). (Пророк обычно трижды повторял те наставления, которые считал наиболее значимыми.)

Мухаммад следующим образом напутствовал идущие на бой войска: -"Идите же во имя Аллаха и бейтесь с неверными; идите же вперед, не обманывайте, не предавайте; не увечьте и не убивайте детей и стариков". "В одной из битв Пророка была найдена убитой женщина, - рассказывал сын второго "праведного" халифа Абдаллах ибн Омар, - и Пророк после этого запретил убивать женщин и детей". Мухаммаду принадлежат слова: "Да не станет никто карать [другого] огнем, кроме Аллаха", и мусульманские воины, следуя этому предписанию, избегали предавать огню захваченные населенные пункты, плодоносящие деревья и посевы. Житель Медины Абдаллах ибн Йазид передавал: "Посланник Аллаха запрещал грабеж и нанесение увечий", а сподвижник Абу Йа'ла вспоминал, что Мухаммад "запрещал связывать кого-либо, чтобы убить его" (Изречения Мухаммада. С. CCXLII, CCXLIV; См. также: Алъ-Куфи. Указ. соч. - С. 335.)

О том, каким должен быть "моральный облик" правоверного мусульманина, в Коране говорится следующее: "...Праведный тот, кто верует в Аллаха, в Судный день, в ангелов, в Писание и пророков и жертвует свое достояние, несмотря на свою привязанность к нему, ближним своим, сиротам, бедным, странствующим, нищим и на выкуп рабов, совершает молитву, жертвует в пользу неимущих. Они верны своему слову и обязательствам, терпеливы в несчастии, горе и страданиях. Это те, кто говорит правду и искренен в вере"; "А рабы Всемилостивого те, кто шествуют по земле не торопясь, и, когда невежественные окликают их, говорят им: "Мир вам! " И те, кто проводит ночи, молитвенно преклоняя колени пред Господом своим... И которые в расходах своих не бывают ни расточительны, ни скупы, а придерживаются умеренности. И которые не молятся наряду с Аллахом другому божеству, и не убивают безвинного, кого запретил Аллах убивать, не имея права на то, и которые не прелюбодействуют. А кто так поступает, тот будет покаран" [по Гафурову, 2: 172; 25: 64-65, 67-68].Среди этих основополагающих поучений мы не обнаруживаем ни единого слова, вменяющего джихад в обязанность для исполнения "образцовым" мусульманином.

Ислам, как и другие мировые религии, появился на свет не экспансионистской верой. Ни в одном из Священных писаний, включая Коран, мы не найдем предписаний, призывающих к покорению остального мира, а если говорить о Мухаммаде, то вряд ли он имел ясное представление о существовании, скажем, Европы или Китая. Конечно же, канонический ислам предусматривает возможность ведения "священной войны" с оружием в руках, однако он ограничивает ее обязательным условием: войну нельзя вести ради захвата территорий для обретения власти над поверженным врагом и достижения национально-расового превосходства. Она может быть начата только с целью установления справедливых, с точки зрения ислама, общественных отношений, искоренения зла в тех его проявлениях, в каких оно осуждается в ниспосланиях Всевышнего Аллаха и в предначертаниях Пророка.

Как явствует из исторических хроник, мусульмане порой обходились с вооруженным неприятелем достаточно жестоко, однако, насколько известно, ни один из первых арабских полководцев не запятнал своего щита невинной кровью. Мусульманам было чуждо стремление к систематическому и варварскому опустошению целых областей, к чему успели приучить население Малой Азии, Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока властители Византийской империи и Сасанидского Ирана. В целом, арабы нанесли намного меньший урон покоренным народам, чем столетия спустя это сделали тюрки, крестоносцы или монголы. Конечно, во времена становления ислама и первых завоевательных походов среди мусульман были и такие, кто стремился обогатиться за чужой счет, кто чрезмерно усердствовал, размахивая мечом, кто был не прочь пользуясь представившейся возможностью удовлетворить свою похоть. Эти и подобные им людские прегрешения не имеют ничего общего с мусульманским вероучением в том его виде, как это изложено в Коране и наставлениях Пророка.

В исламе существовали и существуют радикальные политические течения и лидеры, проповедующие религиозную исключительность и уповающие на силу устрашения, вплоть до террора. Однако было бы большой ошибкой считать их мироощущение и ментальность характерными для всего исламского мира. От деятельности религиозных исламских фанатиков, начиная с карматов и исмаилитов Средневековья и кончая экстремистами аль-Каиды и чеченскими "ваххабитами" наших дней, сам этот мир понес не меньший идеологический ущерб и людской урон, чем остальные страны.

Россия и современный мир (Москва).- 28.06.2004

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

18.09.2020

Кабмин Украины передал католической общине Николаевский костел в Киеве

В ФЕОР назвали колоссальным прорывом признание Израиля Эмиратами и Бахрейном

Иудеи готовятся отметить 5781-й год от сотворения мира

В Петербурге установят памятник святому адмиралу Ушакову

Больница святителя Алексия оказывает помощь Санкт-Петербургской духовной академии в борьбе с коронавирусной инфекцией

17.09.2020

Буддисты и ученые призвали изменить проект ФЗ об аттестации духовенства

В Крыму погиб московский священник Александр Шумский

Началась реализация Программы цифрового сканирования аварийных памятников церковной архитектуры и создания всероссийского реестра аварийных памятников

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

09.09.2020

Охтинский пресс-центр:
Марта Марци
Тайну гражданки Патрикеевны разгадали в Доме Книги

26.08.2020

Официальный сайт Московского Патриархата:
Послание Священного Синода Русской Православной Церкви епископату, клиру, монашествующим и мирянам в связи с нашедшим в этом году вредоносным поветрием

22.06.2020

Русская народная линия:
Анатолий Степанов
Бунт схиигумена Сергия
В чём причины и каковы могут быть последствия?

19.06.2020

Российская газета:
Владимир Путин
75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим
"Российская газета" публикует статью президента РФ Владимира Путина

12.06.2020

Аргументы неделi:
Юрий Поляков
Силён ли русский Бог?

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты